• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:04 

'cause you make me smile

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко




До чего же хорошие.

P.S. Потихоньку собираю коллекцию —
теперь и Дженна Коулман под ту же песню

@темы: Jenna Coleman, David Tennant, Billie Piper, видео

16:53 

maybe we're torn apart

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
14:08 

St-Trinian's-2: The Legend of Fritton's Gold (2009)

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
«St-Trinian's II» весь, в лучших традициях постмодерна, состоит из цитат.
«Гарри Поттер», «Sherlock BBC» и «Властелин Колец» просматриваются здесь отчетливее всего, но в качестве источников этого фильма выступают, понятное дело, не только они; на самом деле, даже фрагменты, которые я не смогла атрибутировать сходу, безо всяких сомнений, где-то уже были — и были не раз. Закрытая школа со своими особенными правилами; то ли группировки, то ли факультеты, каждый со своим образом и стратегией поведения; вынужденное лидерство, в которое постепенно врастает избранный; спецагенты рядом с пиратами...
Создатели не поленились собрать все самые дорогие сердцу штампы — и сделать из них очередную — да, а как иначе? — но в то же время веселую, яркую и увлекательную самой своей узнаваемостью историю. Искупает всё тут, наверное, именно обнажение приёма: никто и не пытается ни замаскировать заимствованное, ни обыграть его. Нет претензии на оригинальность (феминистический пафос подан прозрачнее некуда и вряд ли может считаться привнесением нового). Вместо обмана зрительских ожиданий — сплошное их подтверждение: в каждой сцене, в каждом образе.
А за сплошной стеной цитат вместо безнадежного «всё сказано до нас» — этим самым, не раз сказанным, наслаждение. И вот поэтому «St-Trinian's II» весьма неплох.

* * *
Смотрела я этот фильм, понятное дело, ради Дэвида Теннанта, который тут — в соответствии, по-видимому, с общим замыслом, — играет архетипичнейшего из злодеев. С до забавного не-злодейским именем Пирс Помфри:


@темы: фильмы, David Tennant

02:26 

Victoria (2016)

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
«Викторию» я начинала смотреть ради Дженны Коулман: после «Доктора Кто» было интересно взглянуть на другие её работы, — но, продвигаясь от серии к серии, всё меньше думала об актерской игре и всё больше — о самой истории. И мне понравилось, даже очень. Теперь вот хочу поговорить :)

В целом, этот сериал — красивейшая историческая драма (вот тут можно сравнить отдельные кадры с портретами прототипов персонажей: bambik.livejournal.com/2386300.html). В первом сезоне прослеживается правление Виктории с момента вступления на трон и до рождения первого ребенка; помимо основной, показаны несколько побочных сюжетных линий, связанных с (вымышленными) второстепенными героями. Удивительная работа с монтажом — особенно в первых сериях — заслуживает отдельного разговора.

Если же о частностях... Тогда — Виктория и лорд Мельбурн.
Как раз эта любовная линия, как я успела прочитать во множестве рецензий, в реальности не имела места. И тем не менее она показалась мне уместной, более того — правильной и красивой. Парадоксальным образом помогло практически полное отсутствие предварительных знаний о королеве Виктории: сюжет я воспринимала с чистого листа, ни с чем его не соотнося, и, соответственно, оценивала по другим — чисто художественным — критериям. Попробую рассказать, что увиделось.

читать дальше



@темы: сериалы, попытка осмысления

02:06 

Casanova (2005)

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Сегодня вечером пересмотрела «Казанову» Рассела Т. Дэвиса, сериал, еще с первого раза безвозвратно и без колебаний попавший в мой список самого-самого, — и всё так же очарована им. В этом крошечном сериале (вернее было бы: двухсерийном фильме) будто бы — ни одной неверной ноты, всё какое-то... до невозможности единственно правильное :)
...тем труднее, разумеется, о нём писать.

Если описывать именно впечатления, то «Казанова» ассоциируется у меня с любимым «Именем ветра» Патрика Ротфусса. Во многом, конечно, потому, что составлен из схожего набора элементов: бессовестно обаятельный главный герой и не теряющиеся на его фоне герои второстепенные; авантюрный сюжет; красивейшая и светлая в своей безнадежности романтическая линия... Но не только. И то, и другое — чистая радость, та радость, когда отдаешься движению чужой истории без страха, с первых минут зная, что не разочаруешься. И потом просто наслаждаешься ею. Такое волшебство.
Интересно, что и у Ротфусса, и у Дэвиса действие разворачивается в двух временных планах: Квоут вспоминает свою молодость, совсем как Джакомо Казанова. Но при этом, на мой взгляд, именно в сериале само рассказывание истории становится объектом изучения.

* * *

Итак, с первых же кадров перед нами — рассказ-в-рассказе.
Соответственно, на экране сосуществуют два мира: как-бы-реальность и собственно-история (легенда). И если изображение первого из миров реалистично и не брезгует приниженно-бытовыми подробностями (тут и грубые шутки служанок, и ночные горшки, и грязная работа на кухне...), то в мире истории нет стремления к правдоподобию. Напротив, антураж там подчеркнуто литературен, откровенно использует стереотипы: развязные (и легкомысленные) французы, ведущие дела прямо по ходу танцев; англичане, ничего не знающие о мире за пределами собственного острова, одновременно чопорные до безумия и жадные до скандалов... Сюда же — Красная Смерть в Неаполе: красные с черным наряды, атмосфера приближающегося конца, нотки истерики и торжества в голосе Беллино.

История (та, что внутри другой истории :), таким образом, не пытается выдать себя за реальность. Более того, повествование слегка подсмеивается над собой — что-то вроде модернистского обнажения приёма: так, молодой Казанова после очередной поразительно успешной и пошедшей всем на благо аферы говорит прямо в камеру: «It really begins to scare me». Центральный герой приключенческого произведения зачастую удачлив сверх всякой меры: он защищен от возможности не справиться с очередным препятствием внутренним законом самого жанра. Но вот — своей репликой «в сторону» Казанова ставит этот закон под сомнение.


Характерно, что ближе к концу фильма бесконечная череда приключений с хорошим концом перестает казаться забавной, приобретая оттенок трагедии. Бесконечное движение теперь угнетает, «man, who keeps running» — больше не комплимент оптимизму и энтузиазму. Здесь мы подбираемся к различию двух вариантов легенды о Казанове (Казанова и сын): разнится сама логика их повестовования! Череда авантюр естественна в легенде о ловеласе — почему же здесь такое построение работает не вполне?

Вернемся к рассказу-в-рассказе. Помимо фигуры нарратора есть в фильме и образ эксплицитного слушателя/читателя — Эдит. Неверным было бы сказать, что нам показывают зрительное воплощение мемуаров Джакомо Казановы, — потому что отнюдь не им, точнее, не только им, определена композиция повествования: Эдит с самого начала участвует в рассказывании наравне со своим собеседником. Её вопросы направляют ход истории, заставляют подробнее остановиться на одном эпизоде и пропустить другие. Её предварительное знание (она постоянно соотносит рассказанное со слышанным ранее) — то, что должно быть подтверждено или же скорректировано, и таким образом — то, от чего отталкивается история.

Старый Казанова, в свою очередь, не просто ведет повествование; в его поведении по отношению к Эдит — рефлексия над собственной историей. Взаимодействие со слушательницей в каждом фрагменте тесно связано с эпизодами, которые были только что рассказаны или которые ей вот-вот предстоит узнать. Наиболее выразительный пример: Джакомо играет холодного соблазнителя, зная, что следующая "глава" — Неаполь; он (инстинктивно, быть может?) провоцирует и предвосхищает отторжение Эдит, защищаясь от тёмного варианта своей легенды.

Две грани легенды = два Джакомо Казанова. Казанова и сын — как название фирмы; наследник будет «продолжать дело Казановы» — так, как понимает это "дело". Если Беллино в Неаполе воплощает оригинальность ради оригинальности, готовность переступить все и всяческие границы, то Казанова-младший — это любовные завоевания ради самих завоеваний, девиз «брать» вместо «быть искренним, слушать и запоминать». Так превратно понятая история Казановы живет в этих двоих.
И, как ни горько признавать это, потенциал такого искажения неотделим от самого сюжета жизни Джакомо-старшего: разве не переходил он от одной женщины к другой? Разве не нарушал приличия везде, где появлялся?

Виноват ли он в том, каким оказался его сын? Да и нет.
Да, потому что, так удивительно понимающий женщин, мужчин он грубо упрощает. «Men don't matter». Так, например, Джакомо утверждает, что знает доподлинно, что мучит Гримани, — и оказывается неправ. Он, давным-давно выучивший урок общения: позволить говорить другому, быть честным, — никогда не следовал ему, растя маленького Казанову.
Нет, потому что человек не определяется своим воспитанием (детство было одинаковым и одинаково несчастным что у отца, что у сына). И, что важнее: нет, потому что интерпретация истории — выбор и ответственность каждого.

(Здесь хочется упомянуть сцену, значение которой я долго не понимала. В чужом пустующем доме, где болеет раненый Казанова, Рокко и Джакомо-младший не спят. Рокко снимает белый чехол с какого-то предмета мебели и набрасывает его на плечи, как мантию. Какую-то секунду он играет в монарха — создает образ. Джакомо же, в другой комнате, сбрасывает со стола фарфоровую вазу. Он разрушаети делает это бездумно и бесцельно; это не выражение горя и тревоги за отца, как мне подумалось сначала. Это то же, что и радость на его лице во время жестокой казни.)

История Казановы всегда была другой и о другом... тем не менее, эту-то, "неапольскую", версию он принимает за правду о себе и пугается. Он стремится контролировать свою легенду (возможно даже — только в тот-то момент и осознает в полной мере её существование?), пытается искусственно её завершить. В плане реальной жизни — через уединение и затворничество; выбирая место так, чтобы никто в округе не знал его имени, а значит, не стал бы пытаться продолжить сюжет — передать знакомым, как эстафету, очередную новость о герое. В плане самой истории — придумав и распространив сразу несколько (весьма поэтических) вариантов собственной кончины.

Вот только не ему суждено дать этой истории конец. Рассказчик и слушатель меняются местами («Now listen...»), и финал создает именно Эдит. Это она заново сшивает историю с реальностью, больше того — переписывает реальность во имя легенды (в светлом, истинном её варианте), давая тем самым судьбе героя единственно закономерный финал.

И правда, как еще могла завершится его история? Не удивительно, что Генриетта не поверила ни в один из пущенных слухов о его гибели: сколь угодно романтические (и потому отвечающие антуражу легенды) и даже по-своему правдоподобные (путешествия, скандалы и связанный с этим риск), они не соответствовали самой сути сюжета. В конечном итоге это всегда — кому, как не ей, знать! — был рассказ о мужчине и женщине, предназначенных друг другу и идущих друг другу навстречу. Джакомо Казанова, когда-то пробужденный женской лаской, создан именно Генриеттой: самым первым взглядом через толпу; первым и важнейшим уроком: «chin up, stay tall...». По логике самого нарратива, финал просто не мог не быть связан с нею.

Интересно, что, хотя в начале фильма старый Казанова и ворчит презрительно о приверженности девушек к хэппи-эндам, финал, подаренный ему Эдит, — вовсе не «жили долго и счастливо». (Джакомо и Генриетта в конечном-то итоге — не счастливая пара молодоженов, как можно было бы предположить). Это даже не «умерли в один день», другой излюбленный вариант окончания.

Что, вообще-то, отдает Эдит умирающему больному человеку? Зачем лжет ему? — нет, не просто лжет, больше того: она сжигает пришедшее письмо (ср. эпизод, когда она не дает Казанове сжечь собственную рукопись) и «переписывает» словами у его изголовья: «she never forgot, she never stopped looking for you». А потом добавляет своё: «she is on her way, she's coming». В последние минуты Эдит дает ему надежду — то самое, чем всегда жил Джакомо Казанова. Он не давал неудачам остановить себя и, в отличие от сына, никогда не бежал бесцельно: он бежал обратно, в свою Венецию. Обратно, к своей невесте. К Генриетте.

И, умирая, Казанова возвращается в миг их встречи, существующий за пределами реальности — вне земного времени. (Ср.: вот старый Казанова перечисляет Эдит имена своих возлюбленных, и между мелькающих их изображений, — лицо Генриетты: годами медленно опускаются ресницы, годами улыбка расцветает на лице.) И вот в это-то иное измерение, измерение памяти, измерение легенды, они уходят — чтобы танцевать на площади своего города вдвоем, только он и она, тур за туром, вечно.

@темы: сериалы, попытка осмысления, впечатления, Russell T. Davies, David Tennant

13:49 

Просмотренное (весна 2017)

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Сериалы: Doctor Who (1-10 сезоны ньюскула), Torchwood (1-4 сезоны), Broadchurch (1-3 сезоны), Life on Mars (1, 2 сезоны), Victoria.
Мини-сериалы: Blackpool, Bob & Rose, Single Father, True love, Politician's Husband, The Escape Artist, Casanova.
Фильмы-спектакли: Hamlet (постановка Грегори Дорана, 2008).
Фильмы: United, Fright Night, Learners, The Decoy Bride.
Короткометражки: Traffic Warden, Sweetnightgoodheart, Old Street, Nine 1/2 Minutes, The Catherine Tate Show: comic relief special 2007.
Отдельные серии (самодостаточные истории): Only human (пилотный эпизод), People like us: Actor, Love in 21st century: Reproduction, This is Jinsy (сезон 1, серия 1 "Wedding Lottery";).

запись создана: 29.05.2017 в 14:04

@темы: сериалы, Russell T. Davies, David Tennant, списки, фильмы

01:28 

manifesto (by ariafic); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: манифест
Автор: ariafic
Фандом: Доктор Кто
Персонажи: Десятый Доктор, Марта Джонс
Пейринг: Десятый Доктор/Марта Джонс
Рейтинг: G
Спойлеры: вплоть до серии «Человеческая природа» (3 сезон)
Саммари: Солги, потому что тебе это нравится.
Разрешение на перевод: «If you would like to create fanart, record podfic, do a translation, or remix any of my fic in whatever way, feel free to do so; you don't have to ask permission
» (ariafic.dreamwidth.org/profile)

Это твоё тело — поразительно.

Любое новое тело поразительно, но это требует твоего внимания с настойчивостью почти пугающей, хоть ты и не из пугливых. (Не позволяй никому увидеть, что боишься). Это тело — чистая радость; возможно, волосы и не того цвета, но один вид того, как они топорщатся, заставляет тебя усмехаться. Выучи его выражения, стоя перед зеркалом, пока Роза спит в соседней комнате: вот на что способны твои брови, твой рот, и подбородок, и глаза. Знай, что это тело прекрасно, — не умом, как знал силы и слабости других своих регенераций, но на уровне инстинкта; позволь тому, как двигаешься, стать декларацией намерений.


запись создана: 17.04.2017 в 11:15

@темы: перевод, fandom: Doctor Who, character: The Doctor, character: Martha Jones

17:36 

A Hand In A Jar (by cosmic); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: Рука в сосуде
Автор: cosmic
Фандом: Торчвуд
Персонажи: Джек Харкнесс
Рейтинг: PG
Спойлеры: к первым трем сериям «Торчвуда»
Саммари: Единственное, что представляет для Джека какую-либо ценность — дорого ему как память или что-то еще, — это рука в сосуде.


Джек больше не танцует. Интерес к танцам он утратил вместе с чувством ритма, потерянным, по всей видимости, где-то на полдороге. Что же, если бы пришлось выбирать одно из двух — бессмертие или способность танцевать — ...он несомненно выбрал бы второе.


запись создана: 20.04.2017 в 19:20

@темы: перевод, fandom: Torchwood, fandom: Doctor Who, character: Jack Harkness

13:27 

Ouroboros (by lettered); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: Уроборос
Автор: lettered
Фандом: Гарри Поттер
Персонажи: Гарри Поттер, Драко Малфой
Рейтинг: G
Саммари: История повторяется. Время движется по кругу.
Ссылка на оригинал: lettered.livejournal.com/70244.html

Ты идёшь по Кингс-Кроссу; сегодня ты провожаешь Альбуса в Хогвартс в первый раз и полон смутного чувства отцовской утраты. Странно осознавать, что вот ты и опять здесь, что столько времени успело пролететь. Силуэт сына нечеток из-за паровозного дыма: он мог бы быть тобой.

Ты гадаешь, сколько лет мальчики — со всё теми же непокорными темными волосами, одинаково бледные, в тех же очках и с теми же улыбками, — всё точь-в-точь, — садились на этот поезд. Может, твой отец был копией своего, а тот походил на собственного отца как две капли воды, и так далее, далее, далее. Есть что-то успокаивающее в повторении, что-то правильное.

История повторяется. Время движется по кругу. Всё хорошо.


@темы: перевод, fandom: Harry Potter, character: Harry Potter, character: Draco Malfoy

02:29 

riches and honor but final ruin (by sharivan); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: сокровища, слава и крах под конец
Автор: sharivan
Фандом: Гарри Поттер
Персонажи: Беллатриса Блэк-Лейстрендж
Рейтинг: G
Саммари: Рожденным под звездой Беллатрикс свойственны «быстрое принятие решений, энергичное воплощение в жизнь планов и идей, отвага, боевой дух, стратегический талант, организационные способности, проницательность. Безрассудное и вызывающее поведение воинственных храбрецов».

Она комета, и все взоры прикованы к ней.
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/5299562

Три дочери было в одной богатой семье, прекрасных, как ночь, и могущественных, как солнце. И старшую из них звали Беллатрисой.

Её родители были “традиционны” — и это значило “ограниченны”, и “полны ненависти к чужим”, и “безжалостны” ко всем, чьи традиции были другими.

Как многие из старших детей, Беллатриса сознавала свой долг. Достигнув подобающего возраста, она вышла замуж, и так же сделали ее сестры. Выбор Андромеды был опрометчив, и она была изгнана, и даже имени её не осталось на фамильном древе. Нарцисса и Беллатриса избрали достойных супругов. Исполнив эту свою обязанность, Беллатриса вступила в величайшую борьбу свой эпохи: того требовало её имя. Её узнавали — даже в маске и мантии — по голосу, потому что среди её соратников по пыткам не было других женщин.

Её сестра — единственная сестра теперь: пара, но не трио, — осталась дома, позволив своему супругу калечить и убивать вместе с Беллатрисой и всеми прочими юношами их круга. Преданность Беллатрисы не могла быть поставлена под сомнение, её мастерство неопровержимо, но вот выбор, что она совершила... — в конце концов всё же нашлось то, в чем она не оправдала возложенных на нее ожиданий, разрываясь между подражанием волшебницам из богатых семей и тем, что сулила ей звезда: несчастлива в семейных делах. вспыльчива и жестока. и наверняка умрет молодой.

Она оставалась верна своему имени, как была верна ему всегда, сама того не желая. Имена, которыми нарекали членов её семьи, не были предсказаниями в точном смысле слова, и всё же они обязывали. Её ценили по достоинству. Её уважали — тактик, яростный боец, — ею дорожили, как и её супругом, и они были преданны, были верны.

И так они были низвергнуты. Она пытала Лонгботтомов вместе с мужем и его братом; и всего несколько дней спустя предстала перед судом вместе с рыдающим мальчишкой и молчаливыми Лейстренджами; и её слова были: «Вы можете бросить нас в Азкабан, мы будем ждать и там! Он восстанет, и придет за нами, и наградит нас выше, чем всех других своих сторонников! Только мы не утратили веру! Только мы попытались найти его!»

———

Она проводит следующие десять лет в одиночной камере и теряет всё. Первым уходит голос, растраченный на смех и крик, непрерывно сменяющие друг друга, затем надежда, и последним — её разум. Когда она оказывается на свободе, ничто уже не имеет значения: ни муж, ни даже триумф, которого она желала когда-то. Всё, что осталось, — её служение. До Азкабана Беллатриса была верной, была непреклонной; теперь вся она — преклонение перед лордом, и причинение боли, и разве что крошечная частица откровенного эгоизма. Ей хочется жить. Хочется, чтобы жила Нарцисса. Все другие привязанности выгорели в ней дотла, оставив только неколебимую преданность.

Братья Лейстренджи исчезают из её жизни; они больше не равные ей Пожиратели Смерти и сделались неразличимы, будто все три они — одно. Она комета, и все взоры прикованы к ней.

Она давно уже не человек, не та, что была однажды старшей из сестер Блэк. Она чудовище, которым пугают маленьких детей, её изображения повсюду с момента её побега. Она как стихийное бедствие, и союзники страшатся её выходок не меньше, чем враги. Она сама смерть, губящая всё, к чему прикасается, пылающая невыносимо жарко, смеющаяся невыносимо долго, растрачивающая себя, пока не останутся только кости, ненависть и мощь.

Весь мир полыхает костром во время Битвы Хогвартса, и она пылает в самом сердце этого костра, сражается с тремя волшебницами одновременно и смеется —

и падает —

и —
———

Сотни лет спустя о ней всё еще рассказывают истории — об этом демоне, порожденном любовью к злодею, — и в каждом новом варианте легенды она всё меньше и меньше человек, пока наконец в её образе не остается ни малейшего сходства с женщиной, порочной и смертной, что существовала когда-то.

@темы: перевод, fandom: Harry Potter, character: Bellatrix Lestrange

23:46 

like a poem I meant to write

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Если говорить о новостях — изрядно, впрочем, запоздавших, — то, вкратце:
за последние несколько месяцев я посмотрела все (начиная с 2005-го года) сезоны «Доктора Кто» и все до единой серии «Торчвуда». Закончила смотреть «Бродчёрч». Потихоньку пробираюсь сквозь «Жизнь на Марсе».
Не уверена точно, когда именно, но определенно планирую писать о каждом из этих сериалов — отдельных наблюдений накопилось порядочно, не говоря уже об эмоциях.

Еще... еще я начала переводить англоязычные фанфики — лучшие из лучших найденных мной работ. Как правило, это недлинные и невысокие по рейтингу тексты, которые следуют формату character-study, то есть представляют собой исследования внутреннего мира различных персонажей, второстепенных и не очень. Все они завораживающе прекрасны в оригинале: точно выверенный ритм, магия повторов, — и балансируют на той грани, где проза готова стать поэзией.

На данный момент я закончила работать над семью из них. Три по «Гарри Поттеру» и четыре по «Доктору Кто» уже выложены; еще два требуют вычитки, хотя формально готовы.

Переводить такие тексты — счастье; и счастье — выверять их вместе с братом. А что до того, найдут ли они своих читателей, — что ж, поживем-увидим.

запись создана: 22.04.2017 в 23:25

23:45 

he's just everything to me

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
23:44 

it makes me think of you

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко


Just perfect.

@темы: видео, Doctor Who, сериалы

18:34 

Gamma Orionis (by feverbeats); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: Гамма Ориона
Автор: feverbeats
Фандом: Гарри Поттер
Персонажи: Беллатриса Блэк
Рейтинг: G
Саммари: Беллатрикс — третья по яркости звезда в созвездии Ориона.
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/94142

Когда Беллатрисе Блэк исполняется шесть, её вместе с семьей перевозят из темного и тихого, полного старинных книг дома в другой, чуть менее роскошный и впечатляющий особняк за городом. За этим домом простирается лес, мрачный, как гостиная её прежнего жилища, и такой же таинственный.

Она проводит всё свободное время, глядя в окно, всматриваясь в темноту чащи, напрягая зрение в попытках различить там тени оборотней и других ужасных созданий. Уже в этом возрасте темные искусства завораживают её.

Родители учат её важнейшему: тёмную магию должно уважать, но не бояться. Маглы не лучше животных. Никогда не доверяй оборотню. Всегда помни, кто ты такая.


@темы: перевод, fandom: Harry Potter, character: Bellatrix Lestrange

20:47 

Take The Long Way Home (by Lady Drabble); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: Долгая дорога домой
Автор: Lady Drabble
Фандом: Доктор Кто
Персонажи: Микки, Роза
Ссылка на оригинал: ou-est-jack.livejournal.com/2516.html

You feel like your life’s become a catastrophe; oh, it has to be, for you to grow, boy.
— Supertramp

~

Августовский полдень, думает он, шаркая кроссовками по мостовой. И солнце светит, да, только вот небо всё серее с каждым днём, всё мрачнее. А ночи...

Роуз молчит, засунув руки в карманы новых джинсов. С каждым днём она больше и больше отличается от себя прежней, и часто Микки становится смешно при мысли, что она вообще была когда-то его девушкой. Теперь трудно было бы найти у них что-то общее, кроме разве того, что оба они чужие здесь и что никто этого не замечает.

Временами он тоскует по дням в белом фургоне и надвигающимся Киберлюдям, — это, по крайней мере, не давало скучать. Теперь приходится ограничиваться телевизором, транслирующим первые выкрики массовой истерии да безумные викторины, эти попытки спрятать настоящие проблемы, — а он уже знает все ответы, даже те, что так и не будут даны.

«Думаешь, есть какой-то путь обратно?» — невыразительно спрашивает Роуз. Губы у неё стали узкими.

Микки не уточняет, куда она хочет вернуться; так или иначе, важно ведь не куда, а к кому. Однажды, — кажется, в прошлой жизни, — он вёл грузовик и жал на газ до тех пор, пока цепь не порвалась, чтобы Роуз сумела попасть назад. Не то чтобы она могла сделать выбор в его пользу; даже и тогда.

«Мы что-нибудь придумаем, вот увидишь», — бормочет он: последнее мазохистское обещание.

@темы: character: Mickey Smith, character: Rose Tyler, fandom: Doctor Who, перевод

18:40 

messages (by cosmic); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: messages
Автор: cosmic
Фандом: Доктор Кто
Персонажи: Ривер Сонг
Рейтинг: PG
Саммари: Она шлёт ему любовные записки на телепатической бумаге. Так они общаются на расстоянии.
Ссылка на оригинал: cosmic.livejournal.com/826954.html

«You and me. Time and space. You watch us run». — River Song, «Forest of the Dead»


запись создана: 01.04.2017 в 18:14

@темы: перевод, fandom: Doctor Who, character: The Doctor, character: River Song

16:40 

The Ragged Edge (by Jonquil); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: Неровный край
Автор: Jonquil
Фандом: Доктор Кто
Персонажи: Девятый Доктор, Роза Тайлер
Рейтинг: G
Саммари: Он всего лишь помешанный с северо-северо-запада.
Ссылка на оригинал: https://www.whofic.com/viewstory.php?sid=6110

Любой ребенок с Галлифрея падает лишь единожды.

Это неожиданно, когда случается впервые; но после дети распознают все те возможные варианты будущего, что могли бы привести к падению, и избегают их. Маленькие галлифрейцы — хорошие ребята: они мгновенно осознают свои ошибки и всегда учатся на них.

Давным-давно, еще мальчиком, Доктор (пока не утративший имени) падал так часто, что его родители обратились к врачу: может быть, волновались они, его вестибулярный аппарат поврежден так сильно, что он не в состоянии вообразить хоть какой-то вариант устойчивого будущего. Нет, — сказали им тогда, — кажется, ему просто нравится падать.

Это, как стало ясно впоследствии, должно было послужить знаком. Другие дети, завалив один экзамен и столкнувшись с неприятными последствиями, в дальнейшем учились блестяще. Этот же, получив «неудовлетворительно», находил опыт увлекательным и принимался искать всё новые и новые способы достичь того же результата. Он позволял временной воронке засосать его домашнюю работу. Превращался обратно в младенца, стоило начаться устному опросу. Говорил только рифмованными двустишиями. (За последнее, на самом деле, он получил высокую оценку, после чего зарекся делать так когда-либо еще.)

Другие галлифрейцы предпочитали держаться просторной золотой середины древа возможностей, идти дорогой 99, 97 или, в крайнем случае, 95,5 процентов вероятности успеха. Отважиться спуститься до 90 с небольшим считалось вульгарным способом привлечь к себе внимание. А Доктор резвился в своих сорока процентах. Никто не удивился, когда Доктор, решив, что на Галлифрее искать приключений бесполезно, отправился (о боже) вмешиваться в жизнь вселенной.

Люди, не бывшие Повелителями Времени (а кого-нибудь из последних вряд ли удалось бы отыскать), считали последовательность действий Доктора случайной. Разбитая чашка здесь, предложенная мармеладка там, беспорядочный бросок через шесть-семь коридоров, — и мир каким-то чудом оказывался спасен. Насколько же удачливым был этот Доктор и насколько нелепым! Он не говорил своим спутникам, какая напряженная концентрация требовалась и какое своенравие, чтобы найти путь к состоянию устойчивости. На Галлифрее поддерживать временной поток упорядоченным и бесперебойным было обычным делом; тысяча легких прикосновений подправляла его, стоило возникнуть малейшему отклонению. В окружающем его девственном пространстве необходимо было движение исключительно точное и очень осторожное, чтобы направить ревущую лавину последствий в верное русло. Исток дороги к счастливому концу зачастую терялся где-то за границами возможного, на ветви временного древа, отходящей от ствола там, где вероятность успеха составляла лишь один процент.

Каждую секунду он делает шаг по снова и снова разветвляющемуся древу вероятностей. Мельчайшие из вносимых поправок отражаются на происходящем. Он проливает чай лишь тогда, когда это представляется полезным. Натыкается на предметы, только если решает исследовать эстетические качества синяков, — эта неделя выдалась особенно скучной; к счастью, мир потребовалось спасать уже через пару дней.

Но с тех пор, как он встретил Розу, он начал спотыкаться, оступаться. Она думает, он просто-напросто идёт на риск, чтобы ухватиться за что-то быстрее, и отчасти она права. Вот только настоящая причина — в том, что он пытается игнорировать древо вероятностей, не слишком успешно, но упорно. Когда на кону стоят жизни, он открывается вселенной, меняет то, что необходимо изменить, и закрывается опять. Есть книги, которые он просто не хочет читать.

Нет ни единого будущего, в котором она переживет его.

запись создана: 15.04.2017 в 17:12

@темы: перевод, fandom: Doctor Who, character: The Doctor, character: Rose Tyler

14:10 

regulus/narcissa (by pogrebin); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: Регулус/Нарцисса
Автор: pogrebin
Фандом: Гарри Поттер
Пейринг: Регулус/Нарцисса
Саммари: волшебники воспринимают мир через истории, мифы для них несут понимание.

волшебники воспринимают мир через истории, мифы для них несут понимание, — и если спросить идущего мимо волшебника, из чего сделаны звезды, он, скорее всего, рассмеется и скажет что-нибудь причудливое в ответ, что-то вроде — из сахарной ваты. бессмысленно допытываться у волшебников, что представляют собой вещи, но можно попытаться поискать у них объяснений тому, что вещи означают. и потому, даже не имея понятия о том, с какой скоростью свет движется в вакууме, любой волшебник знает миф о нарциссе. вот почему нарцисса запрещает вносить в свой дом зеркала и заколдовывает поверхности прудов так, чтобы не отражаться в них. в первый раз ей удается добиться этого в шестнадцать лет, и сириус зовет её вампиром.

а вот регулус... регулус ухмыляется ей и говорит: «люблю вампиров», — так, что беллатриса многозначительно кашляет, выпроваживая его из комнаты. на самом деле, нарцисса всегда ощущала себя лишним звеном в ряду: она та, что падает в пруд, когда прочие звездами возносятся во тьму; он произносит одними губами: «позже, у озера».

позже; и с тех самых пор. они встречаются и пробуют ледяную воду кончиками пальцев, и регулус наматывает на палец пряди её волос и смеется над её тонким, богато расшитым одеянием. каждая блестка на ее платье — отблеск света во тьме, так же, как и серебро его улыбок. нарцисса всегда ощущала себя лишним звеном в ряду, но, может быть, издалека, когда совсем стемнеет, они покажутся кому-то началом созвездия.

@темы: перевод, fandom: Harry Potter, character: Regulus Black, character: Narcissa Malfoy

15:17 

Lists (by hamadryad101); перевод

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: Списки
Автор: hamadryad101
Фандом: Доктор Кто
Персонажи: Донна Ноубл
Рейтинг: G
Саммари: Донна составляет списки.
Ссылка на оригинал: http://hamadryad101.livejournal.com/2700.html

В какой-то момент Донна стала составлять списки. Не то чтобы это было необходимо. На самом деле, её память работала лучше, чем когда-либо прежде. Периодически казалось, что её разум вмещает поистине огромное количество информации.

Лотерейные номера, телевизионные програмки, выпуски новостей, книги — от первой и до последней страницы, то, где были разные люди в определенные дни, что они говорили и как были одеты; она будто запоминала всё, на что падал взгляд.

И тем не менее продолжала составлять списки. Она заносила туда покупки, дела, еду, людей, которых встретила, и места, где побывала. Она вела хронику каждой минуты своей жизни. Она заполняла блокноты — тетрадь за тетрадью. Жила, окруженная лавиной стикеров, которыми, где бы ни оказывалась, без остатка покрывала дверцы холодильников и доски для заметок. Она приобрела планшет и собственный ноутбук и заполняла жесткие диски до отказа, синхронизируя их по сто раз на дню.

Её мозг хранил все сведения, и тем не менее она дублировала их, составляя списки, — всё из страха, безумного, заставляющего её просыпаться по ночам страха забыть хотя бы что-то.

@темы: fandom: Doctor Who, character: Donna Noble, перевод

15:55 

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Думала рассказать об этом кому-нибудь лично, ну да ладно уж — пусть будет здесь, как и все другие обрывки этой истории.

17 марта, пятница, и погода в Петербурге резко утрачивает солнечную весеннюю звонкость: МЧС рассылает штормовые предупреждения, от холодного дождя улицы кажутся темнее. Из университета я еду в гости к Марии Михайловне. Так это начинается?

Часами блуждая от Максидома до Народного Ополчения (только прямые линии, чтобы идти, не думая), я тысячу раз рисовала этот вечер, проживала его заранее с первой и до последней реплики: страх, неловкость, невяжущийся разговор, выпавшие из рук вещи. Шутки, в которых многовато горечи. Как мне его называть? — Арсений? Арсений Сергеевич? Конструкции, избегающие обращений? Собственные непролитые слёзы. Неизбежное осознание: ничего и не могло получиться.

И — стоит ли говорить, как сильно я в очередной раз нас недооценила? Нас всех, и Арсения в первую очередь. Потому что всё было не так, без драмы, без надрыва, легче и домашнее.
Их любовь, лежащая так глубоко в презумпции, во всю-жизнь, в само-собой-разумеется, — тёплым фоном, естественным «ты». Крохотная уютная кухня, на подоконнике коробки конфет, за батареей сложенные полиэтиленовые мешки. «1+2+8+4+2. - Что это? - Ну, дом 128, квартира 42. В сумме семнадцать». И удивление на их лицах, неужели мне первой пришло в голову посчитать?.. Беседа, не кончающаяся с восьми и до одиннадцати вечера, немножко стыдно, что просидела так долго, но и радостно в кои-то веки, что с моим зрением часов на противоположной стенке было не разглядеть. «Мы всё равно тебя проводим». «Нам надо видеться чаще», и моё беспомощное «Правда?..». Легкий аромат духов Марии Михайловны на моей одежде, даже на куртке.

Я живая, живая.
Я теперь — тоже их друг?..
С ч а с т ь е.

@темы: люди и нелюди

Песни и шорохи

главная