Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:23 

Слишком

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
я боюсь, понимаешь: ты слишком красив для бессмертья;
слишком жесты небрежны, безудержен смех - для Покоя,
слишком черный к лицу - голос рвется на "боже, какой он...";
что до сада и Света... но - тише, не надо, не стоит.
если ты - каскадёр, мы здесь - зрители, как на концерте.

понимаешь, мне страшно: мы не доросли до трагедий;
нам - карманные драмы, нелепо-смешные несчастья.
выполнять алгоритмы, не путая общее с частным,
уникальное - с частым;
стараться смотреть безучастно,
потому что раёк - рай для тех, кто в беде или беден.

мы, похоже, дожили до лета - почти до финала;
в декорациях снов служат фоном зелёный и синий.
ты смеешься совсем как тогда, at the very beginning.

понимаешь - мне страшно, кончаются рифмы и силы.
...ты идешь по канату - к восторгу и ужасу зала.

запись создана: 06.06.2014 в 16:45

@темы: написанное

14:34 

Кот Басё, "Привычка видеть тебя..."

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Привычка видеть тебя подобна привычке верить твоим словам. Ты проявляешься так подробно, что можно даже не рисовать. Мы состоим из звонков и писем, людьми надежно окружены. И каждый дерзок и независим от огнестрельных и ножевых. Живем деталями и штрихами, как будто время не смотрит вслед. Я так умею тебя стихами, что разрешается не взрослеть, смеяться громче, у самых кромок стоять на цыпочках – высота! Моих колец и татуировок, не прикоснувшись, не сосчитать. И наша осень – мороз по коже, такая резкость и глубина. Мы так отчаянно не похожи, что бьется символом каждый знак. Тебя почувствовать, петься, длиться - теплом в мерцающей глубине…

Когда я переверну страницу, не останавливайся во мне.

@темы: чужие стихи

20:57 

Всё никак не освоюсь с правилами пока... (с)

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Пока я пишу бесконечные черновики записей, новости успевают устареть, а в сухом остатке — всё время одно и то же: я люблю филфак. Люблю, и глупо было не взять цветной значок на празднике первокурсника (хотя —ну что такое этот значок?); это очень моё место.
И лучшим тому подтверждением станет сданная зимняя сессия ;)

* * *
В университетские аудитории приходит зима, как обычно опережая отопление: на лекциях сидим прямо в верхней одежде, а в перерывах пьем теплый чай из термосов. К кофейным автоматам выстраиваются очереди. Передергивает плечами даже Женя, приехавшая из Нарьян-Мара, точь-в-точь Снегурочка в своем ярко-красном пальто.
Дома хочется кутаться в тёплый плед; страшно ходить до метро вдоль свинцовой Невы.
Хочется банальностей, хэппи-эндов и особенно — молочного шоколада.

* * *
...Никак не привыкнуть: люди, с которыми случайно встречаешься взглядом на занятиях, улыбаются в ответ на улыбку. Подбегаешь к аудитории — а там уже занято место; кто-то пишет во вконтактовских сообщениях «Машуля», кто-то зовет доехать вместе до Автово. Как будто мы знакомы много-много лет, как будто не нужно выслуживать право считаться одной из. Или — как будто это дается даром, просто потому, что.

— А Арнольд? Его тоже на завтра? — уточняет Полина.
— Это ты так ван Геннепа зовешь фамильярно? ;))
— Ну, это ведь только между нами :)

Поймала себя на том, что — впервые за уже-и-не-вспомнить-сколько — смотрю на собственное отражение в темных стеклах вагона метро, не мечтая увидеть чужое лицо.

* * *
Из раздела уже-не-новость:
...в четверг (в один из прошлых четвергов) Саша Колесникова взяла меня с собой в Дом Кино, на «Сталкера» Тарковского; причем поход органически включал в себя рейд по трем букинистическим магазинам, и в каждом мучительно трудно было выпускать из рук любую из раскопанных книжек: «Смотри! Ну смотри же!—Господи, древнерусская! А составитель, составитель?..»
Монографию «О ранних стихах Осипа Мандельштама» оставить на полке я не смогла, да и не пыталась.

Небольшой Белый зал был забит под завязку—сидели на приставных стульях и даже, кажется, стояли в проходе; в очереди на входе шутили о людях, жаждущих искусства. Жаждущие нервно улыбались и поднимались на цыпочки, считая свободные места.

А «Сталкер» был прекрасен, прекрасен настолько, что я даже говорить не могла первые несколько минут после того, как на экране высветились финальные титры.
И я опять не знаю, как об этом рассказать. Может, позже.

@музыка: NO — Monday

@темы: мои университеты

21:18 

Вера Полозкова, "Четыре извещения", М.

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
тоска по тебе, как скрипка, вступает с высокой ноты,
обходит, как нежилые комнаты, в сердце полости и темноты,
за годы из наваждения, распадаясь на элементы,
став чистой мелодией из классической киноленты

давай когда-нибудь говорить, не словами, иначе, выше,
о том, как у нас, безруких, нелепо и нежно вышло,
как паника обожания нарастает от встречи к встрече,
не оставляя воздуха даже речи

выберем рассветное небо, оттенком как глаз у хаски,
лучше не в этом теле, не в этой сказке,
целовать в надбровья и благодарить бесслёзно
за то, что всё до сих пор так дорого и так поздно

спасибо, спасибо, я знала ещё вначале,
что уже ни к кому не будет такой печали,
такой немоты, усталости и улыбки,
такой ослепительной музыки, начинающейся со скрипки

пронзающей, если снишься, лучом ледяного света,
особенно в индии, где всё вообще про это -
ничто не твоё, ничто не твоё, ни ада,
ни рая нет вне тебя самого, отпусти, не надо

@темы: чужие стихи

20:21 

Иосиф Бродский, "Одиссей Телемаку"

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Мой Телемак,
Троянская война
окончена. Кто победил — не помню.
Должно быть, греки: столько мертвецов
вне дома бросить могут только греки...
И все-таки ведущая домой
дорога оказалась слишком длинной,
как будто Посейдон, пока мы там
теряли время, растянул пространство.
Мне неизвестно, где я нахожусь,
что предо мной. Какой-то грязный остров,
кусты, постройки, хрюканье свиней,
заросший сад, какая-то царица,
трава да камни... Милый Телемак,
все острова похожи друг на друга,
когда так долго странствуешь, и мозг
уже сбивается, считая волны,
глаз, засоренный горизонтом, плачет,
и водяное мясо застит слух.
Не помню я, чем кончилась война,
и сколько лет тебе сейчас, не помню.

Расти большой, мой Телемак, расти.
Лишь боги знают, свидимся ли снова.
Ты и сейчас уже не тот младенец,
перед которым я сдержал быков.
Когда б не Паламед, мы жили вместе.
Но может быть и прав он: без меня
ты от страстей Эдиповых избавлен,
и сны твои, мой Телемак, безгрешны.

@настроение: читаю «Одиссею»

@темы: чужие стихи, мои университеты

22:43 

перевяжи эти дни тесемкой (с)

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Some are like water, some are like the heat
Some are a melody and some are the beat
Sooner or later they all will be gone
why don't they stay young

Не знаю, совсем не знаю, как об этом рассказывают, но всё-таки. Мы сегодня собрались в школе всем разношерстным коллективом — доброй третью 11Б, и все такие студенты-студенты, красивые, взрослые, только и разговоров, что про матанализ. Приходили по очереди и первым делом лезли в коробку с шоколадом, а потом рассказывали хором — у одного семинары, у другой душка-преподаватель-геометрии, у третьего автограф Жореса Алфёрова, и этот третий, конечно, Лёва ;)

Лёва, обременённый многостраничными конспектами, вообще прекрасен до неприличия — ему идёт Политех, даже усталость — и та к лицу; Новикова каждый зашедший учитель трепал по кудрям, а Колбасин (который всегда у нас за компанию) пил чай из трех, кажется, кружек одновременно. Ну, это же Колбасин.
Сидели долго и шумно, а исчезли как-то вдруг — переобнимались и испарились вместе с пальто и сумками.

А мы с Аней и Никитой пошли гулять.
И вот этот наш забег чуть ли не на пятнадцать километров («Давай я тебя провожу? — Ладно, только потом я тебя») по кирпичному Ленинскому и зеленому проспекту Ветеранов... это была история про то, где кончаются разговоры о серьезном. Потому что когда тебе хорошо, ты можешь по-настоящему только смеяться — час, два, и еще чуть-чуть, ну, до ближайшей автобусной остановки.
И пересказывать-то нечего; и пересказать — невозможно.

Почему-то очень жаль, что не сфотографировались. Ну да ладно, успеем ещё.

So many dreams swinging out of the blue
We let them come true

* * *
И вдогонку: в четверг — как-то спонтанно это получилось — сидели у Алёны; у неё из окна видны только желтеющие листья, и так спокойно, и просто говорить о чём угодно, не повышая голоса.

Какие люди вокруг меня, Господи, какие же люди прекрасные.

@музыка: Youth Group — Forever Young

@темы: люди и нелюди, сегодня школа и завтра - школа...

15:41 

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Зашла сегодня на лайвлиб — какое там всё чужое; прокручиваю ленту и думаю, что ничего не потеряю, если еще пару месяцев не буду заходить совсем.
Еще чуть-чуть — и от прежней меня не останется ничего вообще.
Страшно.

00:24 

Now we can be what we wanna be

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Возвращаясь из университета, я всякий раз иду от Автово до дома пешком и смотрю, как к городу подступает осень. Она подбирается осторожно и в то же время радостно — так задерживают дыхание, чтобы незамеченным подойти к любимому со спины и тронуть за плечо: здравствуй!

Здравствуй, — и листья танцуют джаз, и невесомое небо поднимается всё выше — того и гляди улетит: воздушным шариком, загаданным желанием, которому не сбыться... Здравствуй, это же я, неужели ты не рад?
И город улыбается ласково и чуть устало.

А я — что я? Шагаю в такт музыке. Думаю о том, что, кажется, научилась быть счастливой; и ещё о том, что не научилась делать счастливым его. Тебя. Не важно, каким местоимением назвать, если по имени нельзя.

* * *
После предсказуемо прозвучавшего «в расписании стоит 12:30, но раньше часа начинать не будем, вы же понимаете» филфак стал совсем родным :) Сколько раз я такое слышала — в Лицее графики и отчетности тоже составлялись (да и составляются, судя по рассказам брата) исключительно для отвода глаз.
Даже привыкать не потребуется.
Но это я так, ворчу.

Сходила на первую лекцию спецкруса И. Н. Сухих о творческом пути Чехова.
Попробую в пятницу выбраться на семинар по ролевой лингвистике.
В метро читаю попеременно «Илиаду» и «Введение в языкознание» Маслова.

Учимся, в общем :)


@темы: мои университеты

21:41 

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Почему я собираю его по крошкам,
по дорожкам, по не мне подаренным брошкам,
по чужим рассказам, по индексу публикации?.. —
этих мысленных аппликаций
никогда не склеить даже в попытку целого.
Почему я всегда теряю самое ценное?..

Аля Кудряшева, «Тишина»

@музыка: Елена Касьян — Пускай не ты

@темы: цитаты

22:07 

Аля Кудряшева, без названия

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
* * *

У нее глаза, в глазах ручьи, всем бы хороши, да вот ничьи, у нее глаза, в глазах лучи - светят, да так ярко - хоть кричи, а она смеется - как поет, только повернется - все ее, будто все немы от этих глаз, только были мы - не стало нас. Кругом закружилась голова, а она ушла жива, жива.
Закатилась темень под ребро, будто бы на темя - топором, будто бы метели серебром, будто бы на теле, как пером: «Не грусти, не бойся, не тревожь, небо голубое, ты живешь, если не умеешь - не живи, до свиданья, чао, се ля ви».
Время утекло, завял цветок, можно под стеклом сушить итог, памятный сюжет сложить в альбом и сидеть, стучать о стенку лбом. Натяну пальто, надену шарф, выйду на прогулку не спеша. Тереблю Садовое кольцо, только вдруг - знакомое лицо.
А ведь это мог быть жребий мой, дома муж сидит больной, хромой, холодно и ветрено зимой, а она по льду бредет домой. Доползти до двери, свет зажечь, только ведь она мертва уже.
А вот я больна, стара, пьяна, все брожу по улице одна, все брожу по улице тайком и грожу кому-то кулаком. Все стучу по снегу каблуком, все в грязи рисую молоком - не пойму, с чего бы мне грозить, трудно веселей изобразить. Все же на дворе зима темна, я немолода, зато одна, а зачем порой болит в душе - никому неведомо уже.
Захожу во двор, где нет ветров, спит на темной лавке бомж Петров, знаю сорок лет того бомжа, сорок лет вот так он спит, дрожа. Принесу газету, постелю, может, я тебя, Петров, люблю, и пойду домой еду жевать, ах, зачем же все же я жива…

@темы: чужие стихи

21:40 

Полдюжины окон на запад, полдюжины — на восток

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Парадоксально, но факт: не тянет писать здесь хоть что-нибудь об университете; но надо — дабы облегчить работу будущим биографам ;)

— Есть что-то завораживающее в филфаковских топонимах. Олимп, Лабиринт, Полигон, Седьмое Небо, Райский Уголок... Сталкиваешься с очередным и привычно думаешь «не может быть», а потом — послушно бежишь в указанную во вполне официальном расписании аудиторию 15п (15 Полигон), и тут уже не до недоверчивости или переспрашиваний. С Олимпа прямиком на Фудзияму, и говорят, что «идя по второму, можно оказаться на третьем этаже Седьмого неба, а поднимаясь по лестнице со второго этажа Школы, вы на том же, втором, этаже и остаетесь».
Хочется гордо вопросить, где еще такое возможно, твердо зная, что — нигде.
Явно мифологические названия наряду с выдающейся алогичностью всего происходящего и солнечным уютом внутреннего дворика... — полюбить мой факультет очень просто. Как вообще можно его не любить?..

— В библиотеке дозволяется говорить только шепотом, но знакомятся все почему-то именно там.
И да, 14 учебников в тонких бумажных пакетах в час-пик — это очень неудобно. Ольга Альбертовна называет это «рюкзачок первокурсника».

— В расписании, выложенном на сайте, у нас значатся сразу две первых пары.
Сей феномен мне уже объяснили несколько раз, загвоздка только в том, что каждый раз — по-разному.

— Купол Исаакиевского собора — прямо напротив нашего главного входа. Здесь и правда хочется читать что-нибудь наизусть.


@темы: мои университеты

19:58 

Вера Полозкова, "Суррогаты"

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
как они говорят, мама, как они воздевают бровки,
бабочки-однодневки, такие, ангелы-полукровки,
кожа сладкие сливки,
вдоль каждой шеи татуировки,
пузырьки поднимаются по загривку, как в газировке,
отключают сознание при передозировке,
это при моей-то железной выправке, мама,
дьявольской тренировке

мама, как они смотрят поверх тебя, если им не друг ты,
мама, как они улыбаются леденяще, когда им враг ты;
диетические питательные продукты
натуральные человеческие экстракты
полые объекты, мама, скуластые злые фрукты,
бесполезные говорящие
артефакты

как они одеты, мама, как им все вещи великоваты
самые скелеты
у них тончайшей ручной работы
терракотовые солдаты, мама,
воинственные пустоты,
белокурые роботы, мама, голые мегаватты,
как заставишь себя любить настоящих, что ты,
когда рядом такие вкусные
суррогаты

@темы: люди и нелюди, чужие стихи

00:18 

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Снится что-то запутанное, длинное и напряженное — сюжеты колеблются от вполне себе бытовых до отчетливо кафкианских, но в каждом из них я роняю, разбиваю, опаздываю, ошибаюсь. В каждом — с мучительным стыдом исправляю собственные промахи, стараясь предупредить упреки: да, да, я знаю, я виновата, но что же теперь делать?..

То, что совсем недавно было счастьем, вырождается в движение, продолжающееся разве что по инерции.
Мне отчаянно нужно подтверждение, что то, что мне дорого, осталось неповрежденным. И еще — что там, впереди, что-то есть, важное и прекрасное; но только не новое, которое мне так упорно сулят. Не новое — да, я знаю, без него не обойтись, но необходимо другое, то, что язык не повернется назвать старым, потому что это другое надрывно-семнадцатилетне.

На последней найденной фотографии у него белая рубашка, а улыбка измученная, хотя и не вымученная.

Я справлюсь, слышите, я справлюсь, допишу этот текст — и мир снова станет настоящим.

* * *
По радио сегодня читали Мандельштама:

О небо, небо, ты мне будешь сниться!
Не может быть, чтоб ты совсем ослепло.
А день сгорел, как белая страница —
Немного дыма и немного пепла.

@музыка: Gary Jules - Mad World

@темы: чужие стихи, сны, птицы случайностей

02:08 

Обреченность повторов

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
* * *
Осень входит усталостью в сны и прозрачностью в воздух;
истончаются краски, а звуки легки и нездешни.
Если мир обветшает, то после он будет воссоздан –
по наброскам, эскизам, по меткам, зарубкам и вешкам,

нужно просто оставить хоть что-то – ведь мы не сумеем
вспомнить август, в который Борей задувает сквозь щели,
тень волны на песке, золотого воздушного змея, -
быль и выдумки, то, что приснилось, и то, что напелось.

Или, может, так правильно? Жить, по чуть-чуть забывая;
полюбить – но слегка, в основном – за блага и заслуги;
стать не хуже других... Здесь так быстро желтеет трава, и
ветер листья роняет: предчувствием нового круга

входит осень. Безличность конструкций; двоякость ответов.
Мир дряхлеет, он всё иллюзорней, всё ненастоящей.
Я откуда-то знаю, что ждет нас за краешком лета:
обреченность повторов, похожая – странно? – на счастье.

06.08.14

@темы: написанное

01:54 

"Кроме людей"

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Практически всё свободное время — а его немало по случаю долгожданных каникул — трачу на повторное изучение типологии Княжны: с головой зарываюсь в архивы и обсуждения, в многостраничные расшифровки семинаров, схемы-таблицы-фотографии... и радуюсь. Потому что «Кроме людей» — это совершенно волшебная подача материала, слишком яркая, чтобы сделать проект скучно-научным. От текста буквально не оторваться — боже мой, какие метафоры! мифологические образы! словечки и фразочки, мгновенно входящие в обиход, и и страшноватые анекдоты в качестве иллюстраций к особенностям описываемых типов, регулярно пересказываемые всем подвернувшимся под руку!.. Княжна пишет о бесконечно сложных вещах, по-новому освещая давно известное и тем самым выполняя исконные функции скорее искусства, нежели науки (...их протирают, как стекло, и в этом наше ремесло, — Давид Самойлов). Побочно, в интерлюдиях, пишет о морали, нравственности, механизмах эмоций и псих-защит, а в основных постах — о Других. То есть о нас и о них, близких и любимых или случайных попутчиках в автобусе. И становится понятно, как же мало мы знаем, уверенно принимая за условную "норму" собственные привычки и реакции, искренне недоумевая — разве бывает иначе?.. Типология отвечает на этот вопрос — да, бывает, — и на следующие три, рассказывая, как именно бывает, почему и как с этим взаимодействовать. И если внимательно читать, заставляя себя верить написанному, как бы неправдоподобно оно не звучало (процитирую по памяти один из комментариев — метафоры Княжны воспринимаются именно метафорами снаружи, представители же каждого из типа видят в странных обозначениях нечто, в достаточной степени отражающее их мировосприятие изнутри), если учиться принимать Другого Другим и «не чинить несломанное», да, это сложно, очень сложно, но ведь стоит постараться, потому что тогда появится шанс действительно понять окружающих. И еще (и это заслуга неоднократно упомянутых метафор) — войти в мир, где по улицам ходят не надоевшие смертельно, сварливые и неприятные люди, а существа мифические, пугающе-прекрасные. Гарпии и Единороги, Владыки Иллюзий и Эльфы, Волки, Соколы, Тролли...

Наверное, только пару дней назад я наконец-то окончательно убедилась в собственной русалочности, причем окончательным доводом послужили мелочи, детали, случайно оброненные реплики в семинарах и обсуждениях. А, убедившись, осознала, что, несмотря на все сомнения, давно уже ассоциирую себя с Онденами. Всё-таки их недостатки, как и достоинства, насквозь мои, хотя не чувствую я как раз тех, что указаны как главные — наблюдательность и интуицию; странные дела творятся :)
С типированием знакомых всё еще сложнее, натыкаюсь на что-то я почти всегда случайно, а в половине случаев еще и не могу внятно аргументировать сходство, и всё-таки каждое узнавание — ощутимая радость: «Урра, заработало!». Но просто читать о типах, ни с чем не соотнося новые сведения, — тоже удивительное занятие, удивительное прежде всего тем, как велик оказывается эмоциональный резонанс; стоит подумать, например, о Тенях — и возникает мучительное чувство сострадания и беспомощности, когда больше всего хочется помочь, а именно это сделать невозможно. К Стальным Стражам уже заочно испытываешь уважение; Гэльвинами восхищаешься. И так со всеми, со всеми без исключения.

А потом незаметно эти чувства — почти всегда положительные — переносятся в жизнь. И, хочется думать, делают тех, кто знает об unhumans, человечнее. Ведь «Кроме людей» — по сути, незаменимый инструмент: в конце концов, знания каждого о других может основываться только на знаниях о самом себе и некотором жизненном опыте, а это — драгоценная возможность понять больше. (Больше — но ни в коем случае не "всё", потому что личность типом только определяется, но не ограничивается, и ни интеллект, ни доброта, ни честность не зависят от принадлежности к ши, оборотням или бестиям; деление на типы во многом условно, но функционально и оправданно.)
От знания — к неповторению чужих ошибок: Княжна наглядно показывает, чем отзовется пренебрежение к интересам ребенка или несоблюдение его личного пространства.
От знания — через понимание — к принятию. А есть ли хоть что-то ценнее и необходимей принятия?..

...что же касается недостатков типологии — они есть, глупо отрицать их отсуствие. Это логичное продолжение её же достоинств: имеющие кое-где место невнятность изложения и субъективность оценок; незаконченность проекта и сложность типирования. Но об этом я не буду. Мне хочется восхищаться и гордиться.
Тем более — есть чем. Ну правда, есть :)

@темы: типология Княжны

13:45 

По трилогии Патрика Ротфусса

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Что-то написалось и оказалось третьей частью цикла, написанного по мотивам «Имени ветра».

1.
Режу по живому, там, где больно,
Только больно – реже, реже, реже...
Диана Коденко

Знаешь, больно всё реже, реже.
читать дальше

2.

Между выдохом и вдохом
читать дальше

3.

Это только смятые листки – память непосильно тяжела,
память не даётся языку, фразы разрывая пополам:
оборвется всякая строка – в тишину. Бессмысленна цепь букв.
Это только смятые листки выпали из ослабевших рук.

Это только осень: листопад. Ведь похожи листья - на листы?..
Лисья рыжина моих волос – долго ли на холоде остыть –
гаснет, превращаясь в седину. Если дело было бы в годах!
Это старость, и различий нет между «навсегда» и «никогда».

Это три ступени тишины, - за последней будет темнота.
Здравствуй, ветер. Помнишь, кем я был? Ветер, не смотри, каким я стал –
в стороне от песен и тревог, в стороне от собственной вины...
Это отзвук музыки иной тонет, тонет в волнах тишины.

08.08.14

@темы: написанное

22:26 

Перемены на Западном фронте

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Меня зачислили в СПбГУ, на русскую филологию. Сегодня в восемь вечера. Без экзаменов.
Да, в списках — есть.

Это... это как в мультфильме «Фильм, фильм, фильм!», когда прямо во время съемок давным-давно утвержденной трагической сцены приходит "сверху" неожиданный вердикт — слишком мрачно и вся группа во главе с режиссером за считанные минуты переделывает сюжет кинокартины. Гроб переворачивают и накрывают белой скатертью, чтобы придать ему сходство со столом, "покойника", еще синего от наложенного грима, и только что заламывавшую руки героиню наряжают как жениха и невесту. С нелогичностью, свойственной только сказкам, печальные события приводят к счастливому концу. Песни! Громче! Слишком мрачно, слышите!
В мультфильме всё это служит еще одним примером произвола начальства, делающего работу режиссера невыносимой. Но когда такое происходит в жизни... я была бы совершенно счастлива сейчас, если бы не нуждалась в оранжевом шоковом одеяле :))


...А еще сегодня странный молодой человек с самокатом пригласил меня на свидание. Сказал — у него есть еще один самокат, так что можно покататься вместе. Конечно, это была шутка, но — вот интересно, что было бы, если бы я не стала улыбчиво и смущенно качать головой?

22:12 

Пунктиром

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Со вчерашнего дня и всю следующую неделю — большой монитор и быстрый интернет: я в городе по поступательным делам. Хожу по приёмным комиссиям и обшариваю сайты университетов, гадаю и загадываю. И никак не отделаться от нелюбимой арифметики, — пытаюсь перестраховаться, раз за разом пересчитывая свои баллы: 98 по русскому и 96 по литературе, обществознание 89, а английский — таки 88, а не 87, хотя выяснилось это буквально сегодня и ошеломило изрядно. В сумме получается либо 282, либо 275, в зависимости от требуемого набора экзаменов.
Много? — Да. Но достаточно ли много?..
Даже день рождения в этом году чуть не закончился скандалом — некоторые родственники рвались заранее поздравить с блестящими результатами, другие, посуеверней, угрожающе просили не радоваться раньше времени, на что первые отвечали удивлением и обидой. Но новая система и вправду практически лишает возможности сколько-нибудь здраво оценить свои шансы, так что до 28, а то и 31 июля уверенность — слишком дорогое удовольствие.

...В городе жара. 31 градус, — светятся табло в салонах автобусов, и пахнет разогретой кожей. Кажется, что все вокруг стали, как по мановению волшебной палочки, загорелыми и холёно-стройными, — невольно любуюсь случайными встречными, сама стараюсь держаться прямее и глядеть солнечней. Когда-то же нужно учиться быть красивой.

...Читаю. В основном — перечитываю, небыстро, но с упоением. Всё отчетливей понимаю — есть книги, которые мои не потому даже, что рассказанная в них история всё переворачивает внутри, не потому, что каждый раз вижу в них ответы на свои вопросы, а по самой простой причине — мне в них хорошо. Спокойно и легко, как дома, от убежденности: не придётся стыдиться, перелистывать, зажмурившись, сцены, вызывающие отвращение; не придётся уговаривать себя принять что-то "как часть авторской концепции" или "особенность стиля" — не потребуется унизительных оправданий. Мне хорошо в них, мне светло и бесконечно удивительно идти знакомыми путями, это раз за разом чудо. Открытие. Как небо. Как тень волны у озерного берега — колеблющейся золотой нитью. Или... я не знаю, здесь у каждого должны быть свои слова.
И вот этих моих произведений — много. Вернее, много их не бывает; но мне повезло найти не одно и не два.

А об остальном расскажу позже: меня ждут Хаксли, Эко, Дмитрий Быков и Патрик Ротфусс — и я не намерена заставлять их ждать слишком долго :)

@темы: круг чтения

17:52 

Крис Аивер, без названия

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Бесконечные сутки: каждое утро - снова,
Каждый жгучий сентябрь приходит скорее прошлых.
Я держу в ладони витой телефонный провод,
Объясняю долгому году, зачем он прожит.

Может, дело в отсутствии песен? Бумажных писем?
Может, просто потише сделали мой приёмник:
Вместо целого купола - капли небесной выси,
Белой молнии высверк, солнечный окоёмок.

Если сравнивать тишину, у тебя страшнее,
Но мою невозможно вылечить, вынуть, выжечь,
И молчит телефон, ею насквозь прострелен.
Леденелая пустота из мембраны брызжет.

Дозвонись до меня, - думаю, - расскажи мне,
Как заела работа, как задушила скука.
Просто в трубку дыши. Только выведи из режима

Ожидания звука.

@темы: чужие стихи

23:37 

магия первого июля

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Эта ночь легла, как тот перевал,
За которым — исполненье надежд...
Ю. Визбор

Не знаю толком, о чём говорить. Многое происходит — меняется чуть ли не каждый день, смешиваются карты, всё не так, как я думала, всё именно так, как я думала; давние желания сбываются, хоть и трудно иногда узнать их в произошедшем.
Алое платье, и танец, и автобус.
Рассказать о каждой мелочи — никогда ни о чем не рассказывать...

Вчера ночью был мой Выпуск: весна страшное время перемен, — но у нас ведь лето...
Happy-не-end.

@музыка: Paul McCartney - This Never Happened Before

Песни и шорохи

главная