• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:41 

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Зашла сегодня на лайвлиб — какое там всё чужое; прокручиваю ленту и думаю, что ничего не потеряю, если еще пару месяцев не буду заходить совсем.
Еще чуть-чуть — и от прежней меня не останется ничего вообще.
Страшно.

00:24 

Now we can be what we wanna be

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Возвращаясь из университета, я всякий раз иду от Автово до дома пешком и смотрю, как к городу подступает осень. Она подбирается осторожно и в то же время радостно — так задерживают дыхание, чтобы незамеченным подойти к любимому со спины и тронуть за плечо: здравствуй!

Здравствуй, — и листья танцуют джаз, и невесомое небо поднимается всё выше — того и гляди улетит: воздушным шариком, загаданным желанием, которому не сбыться... Здравствуй, это же я, неужели ты не рад?
И город улыбается ласково и чуть устало.

А я — что я? Шагаю в такт музыке. Думаю о том, что, кажется, научилась быть счастливой; и ещё о том, что не научилась делать счастливым его. Тебя. Не важно, каким местоимением назвать, если по имени нельзя.

* * *
После предсказуемо прозвучавшего «в расписании стоит 12:30, но раньше часа начинать не будем, вы же понимаете» филфак стал совсем родным :) Сколько раз я такое слышала — в Лицее графики и отчетности тоже составлялись (да и составляются, судя по рассказам брата) исключительно для отвода глаз.
Даже привыкать не потребуется.
Но это я так, ворчу.

Сходила на первую лекцию спецкруса И. Н. Сухих о творческом пути Чехова.
Попробую в пятницу выбраться на семинар по ролевой лингвистике.
В метро читаю попеременно «Илиаду» и «Введение в языкознание» Маслова.

Учимся, в общем :)


@темы: мои университеты

21:41 

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Почему я собираю его по крошкам,
по дорожкам, по не мне подаренным брошкам,
по чужим рассказам, по индексу публикации?.. —
этих мысленных аппликаций
никогда не склеить даже в попытку целого.
Почему я всегда теряю самое ценное?..

Аля Кудряшева, «Тишина»

@музыка: Елена Касьян — Пускай не ты

@темы: цитаты

22:07 

Аля Кудряшева, без названия

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
* * *

У нее глаза, в глазах ручьи, всем бы хороши, да вот ничьи, у нее глаза, в глазах лучи - светят, да так ярко - хоть кричи, а она смеется - как поет, только повернется - все ее, будто все немы от этих глаз, только были мы - не стало нас. Кругом закружилась голова, а она ушла жива, жива.
Закатилась темень под ребро, будто бы на темя - топором, будто бы метели серебром, будто бы на теле, как пером: «Не грусти, не бойся, не тревожь, небо голубое, ты живешь, если не умеешь - не живи, до свиданья, чао, се ля ви».
Время утекло, завял цветок, можно под стеклом сушить итог, памятный сюжет сложить в альбом и сидеть, стучать о стенку лбом. Натяну пальто, надену шарф, выйду на прогулку не спеша. Тереблю Садовое кольцо, только вдруг - знакомое лицо.
А ведь это мог быть жребий мой, дома муж сидит больной, хромой, холодно и ветрено зимой, а она по льду бредет домой. Доползти до двери, свет зажечь, только ведь она мертва уже.
А вот я больна, стара, пьяна, все брожу по улице одна, все брожу по улице тайком и грожу кому-то кулаком. Все стучу по снегу каблуком, все в грязи рисую молоком - не пойму, с чего бы мне грозить, трудно веселей изобразить. Все же на дворе зима темна, я немолода, зато одна, а зачем порой болит в душе - никому неведомо уже.
Захожу во двор, где нет ветров, спит на темной лавке бомж Петров, знаю сорок лет того бомжа, сорок лет вот так он спит, дрожа. Принесу газету, постелю, может, я тебя, Петров, люблю, и пойду домой еду жевать, ах, зачем же все же я жива…

@темы: чужие стихи

21:40 

Полдюжины окон на запад, полдюжины — на восток

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Парадоксально, но факт: не тянет писать здесь хоть что-нибудь об университете; но надо — дабы облегчить работу будущим биографам ;)

— Есть что-то завораживающее в филфаковских топонимах. Олимп, Лабиринт, Полигон, Седьмое Небо, Райский Уголок... Сталкиваешься с очередным и привычно думаешь «не может быть», а потом — послушно бежишь в указанную во вполне официальном расписании аудиторию 15п (15 Полигон), и тут уже не до недоверчивости или переспрашиваний. С Олимпа прямиком на Фудзияму, и говорят, что «идя по второму, можно оказаться на третьем этаже Седьмого неба, а поднимаясь по лестнице со второго этажа Школы, вы на том же, втором, этаже и остаетесь».
Хочется гордо вопросить, где еще такое возможно, твердо зная, что — нигде.
Явно мифологические названия наряду с выдающейся алогичностью всего происходящего и солнечным уютом внутреннего дворика... — полюбить мой факультет очень просто. Как вообще можно его не любить?..

— В библиотеке дозволяется говорить только шепотом, но знакомятся все почему-то именно там.
И да, 14 учебников в тонких бумажных пакетах в час-пик — это очень неудобно. Ольга Альбертовна называет это «рюкзачок первокурсника».

— В расписании, выложенном на сайте, у нас значатся сразу две первых пары.
Сей феномен мне уже объяснили несколько раз, загвоздка только в том, что каждый раз — по-разному.

— Купол Исаакиевского собора — прямо напротив нашего главного входа. Здесь и правда хочется читать что-нибудь наизусть.


@темы: мои университеты

19:58 

Вера Полозкова, "Суррогаты"

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
как они говорят, мама, как они воздевают бровки,
бабочки-однодневки, такие, ангелы-полукровки,
кожа сладкие сливки,
вдоль каждой шеи татуировки,
пузырьки поднимаются по загривку, как в газировке,
отключают сознание при передозировке,
это при моей-то железной выправке, мама,
дьявольской тренировке

мама, как они смотрят поверх тебя, если им не друг ты,
мама, как они улыбаются леденяще, когда им враг ты;
диетические питательные продукты
натуральные человеческие экстракты
полые объекты, мама, скуластые злые фрукты,
бесполезные говорящие
артефакты

как они одеты, мама, как им все вещи великоваты
самые скелеты
у них тончайшей ручной работы
терракотовые солдаты, мама,
воинственные пустоты,
белокурые роботы, мама, голые мегаватты,
как заставишь себя любить настоящих, что ты,
когда рядом такие вкусные
суррогаты

@темы: люди и нелюди, чужие стихи

00:18 

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Снится что-то запутанное, длинное и напряженное — сюжеты колеблются от вполне себе бытовых до отчетливо кафкианских, но в каждом из них я роняю, разбиваю, опаздываю, ошибаюсь. В каждом — с мучительным стыдом исправляю собственные промахи, стараясь предупредить упреки: да, да, я знаю, я виновата, но что же теперь делать?..

То, что совсем недавно было счастьем, вырождается в движение, продолжающееся разве что по инерции.
Мне отчаянно нужно подтверждение, что то, что мне дорого, осталось неповрежденным. И еще — что там, впереди, что-то есть, важное и прекрасное; но только не новое, которое мне так упорно сулят. Не новое — да, я знаю, без него не обойтись, но необходимо другое, то, что язык не повернется назвать старым, потому что это другое надрывно-семнадцатилетне.

На последней найденной фотографии у него белая рубашка, а улыбка измученная, хотя и не вымученная.

Я справлюсь, слышите, я справлюсь, допишу этот текст — и мир снова станет настоящим.

* * *
По радио сегодня читали Мандельштама:

О небо, небо, ты мне будешь сниться!
Не может быть, чтоб ты совсем ослепло.
А день сгорел, как белая страница —
Немного дыма и немного пепла.

@музыка: Gary Jules - Mad World

@темы: чужие стихи, сны, птицы случайностей

02:08 

Обреченность повторов

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
* * *
Осень входит усталостью в сны и прозрачностью в воздух;
истончаются краски, а звуки легки и нездешни.
Если мир обветшает, то после он будет воссоздан –
по наброскам, эскизам, по меткам, зарубкам и вешкам,

нужно просто оставить хоть что-то – ведь мы не сумеем
вспомнить август, в который Борей задувает сквозь щели,
тень волны на песке, золотого воздушного змея, -
быль и выдумки, то, что приснилось, и то, что напелось.

Или, может, так правильно? Жить, по чуть-чуть забывая;
полюбить – но слегка, в основном – за блага и заслуги;
стать не хуже других... Здесь так быстро желтеет трава, и
ветер листья роняет: предчувствием нового круга

входит осень. Безличность конструкций; двоякость ответов.
Мир дряхлеет, он всё иллюзорней, всё ненастоящей.
Я откуда-то знаю, что ждет нас за краешком лета:
обреченность повторов, похожая – странно? – на счастье.

06.08.14

@темы: написанное

01:54 

"Кроме людей"

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Практически всё свободное время — а его немало по случаю долгожданных каникул — трачу на повторное изучение типологии Княжны: с головой зарываюсь в архивы и обсуждения, в многостраничные расшифровки семинаров, схемы-таблицы-фотографии... и радуюсь. Потому что «Кроме людей» — это совершенно волшебная подача материала, слишком яркая, чтобы сделать проект скучно-научным. От текста буквально не оторваться — боже мой, какие метафоры! мифологические образы! словечки и фразочки, мгновенно входящие в обиход, и и страшноватые анекдоты в качестве иллюстраций к особенностям описываемых типов, регулярно пересказываемые всем подвернувшимся под руку!.. Княжна пишет о бесконечно сложных вещах, по-новому освещая давно известное и тем самым выполняя исконные функции скорее искусства, нежели науки (...их протирают, как стекло, и в этом наше ремесло, — Давид Самойлов). Побочно, в интерлюдиях, пишет о морали, нравственности, механизмах эмоций и псих-защит, а в основных постах — о Других. То есть о нас и о них, близких и любимых или случайных попутчиках в автобусе. И становится понятно, как же мало мы знаем, уверенно принимая за условную "норму" собственные привычки и реакции, искренне недоумевая — разве бывает иначе?.. Типология отвечает на этот вопрос — да, бывает, — и на следующие три, рассказывая, как именно бывает, почему и как с этим взаимодействовать. И если внимательно читать, заставляя себя верить написанному, как бы неправдоподобно оно не звучало (процитирую по памяти один из комментариев — метафоры Княжны воспринимаются именно метафорами снаружи, представители же каждого из типа видят в странных обозначениях нечто, в достаточной степени отражающее их мировосприятие изнутри), если учиться принимать Другого Другим и «не чинить несломанное», да, это сложно, очень сложно, но ведь стоит постараться, потому что тогда появится шанс действительно понять окружающих. И еще (и это заслуга неоднократно упомянутых метафор) — войти в мир, где по улицам ходят не надоевшие смертельно, сварливые и неприятные люди, а существа мифические, пугающе-прекрасные. Гарпии и Единороги, Владыки Иллюзий и Эльфы, Волки, Соколы, Тролли...

Наверное, только пару дней назад я наконец-то окончательно убедилась в собственной русалочности, причем окончательным доводом послужили мелочи, детали, случайно оброненные реплики в семинарах и обсуждениях. А, убедившись, осознала, что, несмотря на все сомнения, давно уже ассоциирую себя с Онденами. Всё-таки их недостатки, как и достоинства, насквозь мои, хотя не чувствую я как раз тех, что указаны как главные — наблюдательность и интуицию; странные дела творятся :)
С типированием знакомых всё еще сложнее, натыкаюсь на что-то я почти всегда случайно, а в половине случаев еще и не могу внятно аргументировать сходство, и всё-таки каждое узнавание — ощутимая радость: «Урра, заработало!». Но просто читать о типах, ни с чем не соотнося новые сведения, — тоже удивительное занятие, удивительное прежде всего тем, как велик оказывается эмоциональный резонанс; стоит подумать, например, о Тенях — и возникает мучительное чувство сострадания и беспомощности, когда больше всего хочется помочь, а именно это сделать невозможно. К Стальным Стражам уже заочно испытываешь уважение; Гэльвинами восхищаешься. И так со всеми, со всеми без исключения.

А потом незаметно эти чувства — почти всегда положительные — переносятся в жизнь. И, хочется думать, делают тех, кто знает об unhumans, человечнее. Ведь «Кроме людей» — по сути, незаменимый инструмент: в конце концов, знания каждого о других может основываться только на знаниях о самом себе и некотором жизненном опыте, а это — драгоценная возможность понять больше. (Больше — но ни в коем случае не "всё", потому что личность типом только определяется, но не ограничивается, и ни интеллект, ни доброта, ни честность не зависят от принадлежности к ши, оборотням или бестиям; деление на типы во многом условно, но функционально и оправданно.)
От знания — к неповторению чужих ошибок: Княжна наглядно показывает, чем отзовется пренебрежение к интересам ребенка или несоблюдение его личного пространства.
От знания — через понимание — к принятию. А есть ли хоть что-то ценнее и необходимей принятия?..

...что же касается недостатков типологии — они есть, глупо отрицать их отсуствие. Это логичное продолжение её же достоинств: имеющие кое-где место невнятность изложения и субъективность оценок; незаконченность проекта и сложность типирования. Но об этом я не буду. Мне хочется восхищаться и гордиться.
Тем более — есть чем. Ну правда, есть :)

@темы: типология Княжны

13:45 

По трилогии Патрика Ротфусса

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Что-то написалось и оказалось третьей частью цикла, написанного по мотивам «Имени ветра».

1.
Режу по живому, там, где больно,
Только больно – реже, реже, реже...
Диана Коденко

Знаешь, больно всё реже, реже.
читать дальше

2.

Между выдохом и вдохом
читать дальше

3.

Это только смятые листки – память непосильно тяжела,
память не даётся языку, фразы разрывая пополам:
оборвется всякая строка – в тишину. Бессмысленна цепь букв.
Это только смятые листки выпали из ослабевших рук.

Это только осень: листопад. Ведь похожи листья - на листы?..
Лисья рыжина моих волос – долго ли на холоде остыть –
гаснет, превращаясь в седину. Если дело было бы в годах!
Это старость, и различий нет между «навсегда» и «никогда».

Это три ступени тишины, - за последней будет темнота.
Здравствуй, ветер. Помнишь, кем я был? Ветер, не смотри, каким я стал –
в стороне от песен и тревог, в стороне от собственной вины...
Это отзвук музыки иной тонет, тонет в волнах тишины.

08.08.14

@темы: написанное

22:26 

Перемены на Западном фронте

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Меня зачислили в СПбГУ, на русскую филологию. Сегодня в восемь вечера. Без экзаменов.
Да, в списках — есть.

Это... это как в мультфильме «Фильм, фильм, фильм!», когда прямо во время съемок давным-давно утвержденной трагической сцены приходит "сверху" неожиданный вердикт — слишком мрачно и вся группа во главе с режиссером за считанные минуты переделывает сюжет кинокартины. Гроб переворачивают и накрывают белой скатертью, чтобы придать ему сходство со столом, "покойника", еще синего от наложенного грима, и только что заламывавшую руки героиню наряжают как жениха и невесту. С нелогичностью, свойственной только сказкам, печальные события приводят к счастливому концу. Песни! Громче! Слишком мрачно, слышите!
В мультфильме всё это служит еще одним примером произвола начальства, делающего работу режиссера невыносимой. Но когда такое происходит в жизни... я была бы совершенно счастлива сейчас, если бы не нуждалась в оранжевом шоковом одеяле :))


...А еще сегодня странный молодой человек с самокатом пригласил меня на свидание. Сказал — у него есть еще один самокат, так что можно покататься вместе. Конечно, это была шутка, но — вот интересно, что было бы, если бы я не стала улыбчиво и смущенно качать головой?

22:12 

Пунктиром

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Со вчерашнего дня и всю следующую неделю — большой монитор и быстрый интернет: я в городе по поступательным делам. Хожу по приёмным комиссиям и обшариваю сайты университетов, гадаю и загадываю. И никак не отделаться от нелюбимой арифметики, — пытаюсь перестраховаться, раз за разом пересчитывая свои баллы: 98 по русскому и 96 по литературе, обществознание 89, а английский — таки 88, а не 87, хотя выяснилось это буквально сегодня и ошеломило изрядно. В сумме получается либо 282, либо 275, в зависимости от требуемого набора экзаменов.
Много? — Да. Но достаточно ли много?..
Даже день рождения в этом году чуть не закончился скандалом — некоторые родственники рвались заранее поздравить с блестящими результатами, другие, посуеверней, угрожающе просили не радоваться раньше времени, на что первые отвечали удивлением и обидой. Но новая система и вправду практически лишает возможности сколько-нибудь здраво оценить свои шансы, так что до 28, а то и 31 июля уверенность — слишком дорогое удовольствие.

...В городе жара. 31 градус, — светятся табло в салонах автобусов, и пахнет разогретой кожей. Кажется, что все вокруг стали, как по мановению волшебной палочки, загорелыми и холёно-стройными, — невольно любуюсь случайными встречными, сама стараюсь держаться прямее и глядеть солнечней. Когда-то же нужно учиться быть красивой.

...Читаю. В основном — перечитываю, небыстро, но с упоением. Всё отчетливей понимаю — есть книги, которые мои не потому даже, что рассказанная в них история всё переворачивает внутри, не потому, что каждый раз вижу в них ответы на свои вопросы, а по самой простой причине — мне в них хорошо. Спокойно и легко, как дома, от убежденности: не придётся стыдиться, перелистывать, зажмурившись, сцены, вызывающие отвращение; не придётся уговаривать себя принять что-то "как часть авторской концепции" или "особенность стиля" — не потребуется унизительных оправданий. Мне хорошо в них, мне светло и бесконечно удивительно идти знакомыми путями, это раз за разом чудо. Открытие. Как небо. Как тень волны у озерного берега — колеблющейся золотой нитью. Или... я не знаю, здесь у каждого должны быть свои слова.
И вот этих моих произведений — много. Вернее, много их не бывает; но мне повезло найти не одно и не два.

А об остальном расскажу позже: меня ждут Хаксли, Эко, Дмитрий Быков и Патрик Ротфусс — и я не намерена заставлять их ждать слишком долго :)

@темы: круг чтения

17:52 

Крис Аивер, без названия

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Бесконечные сутки: каждое утро - снова,
Каждый жгучий сентябрь приходит скорее прошлых.
Я держу в ладони витой телефонный провод,
Объясняю долгому году, зачем он прожит.

Может, дело в отсутствии песен? Бумажных писем?
Может, просто потише сделали мой приёмник:
Вместо целого купола - капли небесной выси,
Белой молнии высверк, солнечный окоёмок.

Если сравнивать тишину, у тебя страшнее,
Но мою невозможно вылечить, вынуть, выжечь,
И молчит телефон, ею насквозь прострелен.
Леденелая пустота из мембраны брызжет.

Дозвонись до меня, - думаю, - расскажи мне,
Как заела работа, как задушила скука.
Просто в трубку дыши. Только выведи из режима

Ожидания звука.

@темы: чужие стихи

23:37 

магия первого июля

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Эта ночь легла, как тот перевал,
За которым — исполненье надежд...
Ю. Визбор

Не знаю толком, о чём говорить. Многое происходит — меняется чуть ли не каждый день, смешиваются карты, всё не так, как я думала, всё именно так, как я думала; давние желания сбываются, хоть и трудно иногда узнать их в произошедшем.
Алое платье, и танец, и автобус.
Рассказать о каждой мелочи — никогда ни о чем не рассказывать...

Вчера ночью был мой Выпуск: весна страшное время перемен, — но у нас ведь лето...
Happy-не-end.

@музыка: Paul McCartney - This Never Happened Before

20:09 

Диана Коденко, "На пороге горечи, на краю..."

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
* * *

На пороге горечи, на краю
Ойкумены, скомканной до предела -
Вы делили хлеб на пятьсот краюх,
И рука дающего не скудела.

Не узнать в лицо. Не найти приют.
Быть поэтом - или не быть поэтом...
Вы делили хлеб на пятьсот краюх,
И казалось - дело совсем не в этом.

Где была я, суетная, тогда?
Занимала очередь в бакалею?
Постигала суть? Отвечала - "да"?
Никого мы, в сущности, не жалеем.

Я писала письма - про дом, про юг,
Про года, бесцельные и пустые...
Вы делили хлеб на пятьсот краюх.
И кололо в сердце. И руки стыли.

Бестолковой осенью был потоп -
Я пыталась верить, что понарошку.
Я пыталась веровать - а потом...

А потом воробьи доклевали крошки.

21.09.2004 г.
запись создана: 05.01.2014 в 15:25

@темы: чужие стихи

21:59 

Ночь Музеев у Митьков (17.05)

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Уже не первый раз хочу написать хоть что-нибудь о Ночи Музеев, прошедшей больше месяца назад, но собрать впечатления оказалось нелегко; главное — я даже не представляю, с чего начать.
С томика Майринка, лежащего в сумке на "почитать в метро"? — было же, было что-то от смутной тревоги и затаенного безумия «Вальпургиевой ночи» в том, как я искала нужный дом: полутемный двор-колодец, радостные голоса, явно доносящиеся из окон арт-центра, — и металлический лязг тяжелой решетки, захлопнувшейся за спиной и не желавшей открываться...
Или всё-таки — с самой выставки, особой-атмосферы-под-тревожную-музыку.

Сперва арт-центр показался крошечным: всего два зала и полтора коридора, — но уже через некоторое время выглядел огромным, потому что — столько всего рассматривать и пытаться запомнить, закрывая и открывая глаза.
Спустя три часа непрерывного созерцания гости музея стали аккуратно переставлять меня чуть в сторону, просто беря за плечи, как будто сдвигали какой-нибудь нетяжелый экспонат, — а я не возражала; я давно уже растворилась в окружающей красоте, стараясь вместить как можно больше.


Здесь возникает какое-то особое чувство причастности к искусству — то ли благордаря удивительной доброжелательности принимающей стороны, то ли из-за насыщенности пространства цветом. У Митьков то, что в других музеях тщательно охраняется (массивные рамы и бдительные пенсионерки-смотрительницы), находится — повсюду. Так по-настоящему талантливые люди не прячут свои работы по сундукам, позволяя красоте жить рядом с собой — и значит, рядом со зрителями.
Искусство, естественное, как воздух; требующее уважения и внимания, но не трепета.
И картины здесь воспринимаются... по-другому, с меньшей напряженностью: можно подойти вплотную, можно рассматривать долго-долго, с каких угодно ракурсов; можно даже сесть на скамью так, что волосы почти касаются холста. И то же самое — с музыкой: живые песни под гитару, и в них — не традиционно-парадный, но и не окраинный, а какой-то совсем особый Петербург; часть зрителей, слушая, беспечно отбивала такт ногой. «Очаровательно!» — восхитилась сидящая рядом со мной пожилая женщина, аплодируя, и добавила потише: — «особенно когда не разбираешь слов».

Картины, инсталляции, старые афиши — рядами по стенам, но всё-таки главное — Радужный Лабиринт.
Луч света выхватывает из полутьмы небольшого зала одну работу за другой — а ты завороженно наблюдаешь, как она проявляется, насыщаясь красками, начинает сиять и снова гаснет, уходит, как под воду, в полутьму; лазер направлен уже в другую сторону, он задерживается на изображениях не больше нескольких секунд, всё время перемещаясь; а отлетая от замыкающей круг картины, он как будто забирает ее цвета — и разбрасывает их бликами по потолку. Потом всё повторяется заново, но сколько ни смотри — проявление очередного экспоната неизменно оказывается маленьким чудом.



К самому Лабиринту вел маленький отрезок коридора с картинами на одной стене и фотографиями на другой; лампы, установленные на полу, подсвечивали его изумрудно-зеленым, бледно-фиолетовым, темно-красным — и с каждой переменой освещения менялись изображенные лица.

...Но композиционный центр, акцент, то, что видишь, только входя в помещение, — темное зеркало, спираль-с-глазом и куб, в котором непрерывно, как в калейдоскопе, меняются цветовые узоры — бурлят, вихрятся, образуют странные сочетания:



Я уходила от Митьков уже после одиннадцати, с пакетиком печенья-с-предсказаниями и подаренныым прекраснейшей Эфой калейдоскопом.
— Что это вы так таинственно улыбаетесь? — подозрительно спросили меня уже у самых дверей, а я просто пожала плечами: места для слов уже не оставалось. Только линии, краски и силуэты.

@музыка: Michaelis Maieri "Atalanta Fugiens" - Fuge I

21:05 

А тем временем

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
За последние дни я прорешала такое количество тестов по обществознанию, что теперь Контакт каждые несколько минут заставляет вводить код с картинки, а через какое-то время и вовсе запрещает "голосовать", т. е. использовать наиболее удобный способ прорешивания заданий части А, выкладываемых в специальной группе, — он явно считает меня роботом.
Может, не так-то он и ошибается?

* * *

...впрочем, я не об этом сейчас; я хотела про нашу встречу, которая состоялась-таки 8-го числа, спустя полтора года после памятной поездки на олимпиаду в Москву. Увидеть девочек — вернее, Таню, с Алиной мы и так видимся постоянно, а Катя не смогла вырваться из цепких объятий сессии, — и, конечно, Галину Львовну было... чудесно. Стоило наконец осознать: мне по-прежнему легко с ними, как будто те несколько недель в давнем ноябре действительно сделали с нами что-то важное; как будто мы — члены крохотного тайного общества, "для маленькой такой компании огромный такой секрет".
Неслучайная сопричастность: есть кодовые слова, ответом на которые служит улыбка, а есть и другие, неизменно вызывающие смех.
Братство Кольца филологов: у тех, кто любит книги и умеет слушать, темы для разговоров не кончаются. Ни-ког-да не кончаются.
Интриговать читателя сложно-бессоюзными заголовками: стиль Сухих ;)

«А помнишь...» — и да, оказывается, не забыли. Многочасовое возвращение из Можайска; смех Кирилла Юрьевича и его неизменное "вот-т...", произносимое на выдохе; полуночные шатания по освещенному центру Москвы. Первый и второй туры. Третьяковская галерея и музей Тургенева. Таня, тоненькая, в черном, читает Друнину со сцены, и голос почти срывается от слез. Галина Львовна с негодующим "мяу!" отпрыгивает от наступившего ей на ногу пассажира метро. Большое и незначительное — вперемежку. To be continued; et cetera et cetera.

Говорили о танцах, вузах, фотографии, будущем.
Договорились — встретиться еще раз, 27-го, и походить вместе по центру.

* * *

— Есть еще вопросы? — в конце консультации Наталия Александровна обводит сосредоточенно пишущих уже-не-школьников взглядом.
— Да, — Артём вскидывает руку. — Вы нас любите?

А завтра экзамен — последний. Удачи дорогим нашим всем.


@темы: сегодня школа и завтра - школа..., ретроспектива, люди и нелюди

22:30 

velsa, "Искусство пауз"

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Не объявят ведь, не скажут - станция «Светлый Путь» или «Новый шанс».
Просто над твоей головой прозвенит «я люблю тебя» -
а у тебя ничего в ответ или про запас.
Нет, тебе не жалко, ты просто не найдешь подходящих фраз,
Нечто вроде «в то утро на море был такой туман,
что мгновенно стирал из глаз
Все, на чем глаза успевали остановиться».
Или «в старом парке какой-то мальчик играл нам джаз.
И кто-то сказал – вот это – его столица»
Или «рыбаки говорили всем, что видели на острове птицу -
Синюю птицу с одним золотым пером»…
- все это в тебе живет и умрет в тебе, не годится,
А молчание меж тем повисает дамокловым топором.
И другие глаза тянут из тебя такую, самую тоненькую из жил,
Но ты даже не можешь переживать вживую, потому что все уже пережил.
И нет ничего, что сгодилось бы как знак или как ответ.
Вот бы тебе дублера, суфлера, мощный звук, профессиональный свет.
Чтобы зритель увидел, как вокруг твоей головы загорается мерцающий ореол,
И ты бы вышел за край кадра или главы, и по титрам наверх ушел,
Но никого поблизости, лишь секунды с циферблата скатываются, скользя.
Эдак ты сейчас же дойдешь до низости «я не люблю тебя» – а этого говорить нельзя.
Ну, не всерьез ведь - плохой-хороший, заслужил или не заслужил
Просто у того, кто любит больше, не останется того, для чего он жил.
Так и будешь стоять, рук из карманов не вынимая,
А тишина между вами такая, что с грохотом снег пошел.
И услышишь:
«Я понимаю.
Не волнуйся.
Все хорошо».

@темы: чужие стихи

21:45 

Крис Аивер, "Улыбайся"

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Оставаться теперь нерастраченной нежностью,
Чьей-то погрешностью, красивой ненужностью.
Я знаю, все сказки когда-нибудь рушатся,
Но ты улыбайся там.




Прослушать или скачать Крис Аивер Улыбайся бесплатно на Простоплеер

@темы: чужие стихи

22:17 

Current

Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Зашла сегодня на дайри и осознала: количество недописанных черновиков перевалило за двадцать, что существенно превышает их обычное — и довольно символическое, может, кто-нибудь даже догадается, какое, — число. Нужно это срочно исправлять :)

* * *
Простейшие арифметические вычисления: сдала два экзамена, осталось еще три.

Оказалось, что это не очень страшно, хуже всего — когда ложишься спать накануне заветной даты и никак не можешь закрыть конспект, беспорядочно перелистывая страницы; и еще перед тем, как написать на бланке №2 первое предложение сочинения. В остальное время — ни следа паники, наоборот, получается даже утешать всех окружающих, а избранных — кормить припасёнными шоколадками; за двадцать минут до начала ЕГЭ по русскому я ещё рассказывала про параллельное подчинение придаточных, за пять — подтвердила, что инициалы Островского — АН; за минуту успела улыбнуться Никите, сидящему через два прохода.

Странно, но сейчас я всерьез сомневаюсь, что это было на самом деле. Наверное, слишком долго — несколько лет ведь! — нас пугали теми самыми тремя буквами, которые непременно настанут; сложно осознать, что от результатов этих экзаменов зависит всё и что теперь нужно только ждать.

...Папа на даче, и на нашем календаре так и стоит 27-ое.
Долго смотрю на него и отхожу, не изменив дату. Зачем?

* * *
Думаю, как много изменилось с нынешнего сентября. Вспоминаю LiveLib — нет, я по-прежнему часто туда захожу, но сама не пишу и не планирую: мысли не формулируются от слова "совсем", даже здесь, на дайри, не выходит написать о прочитанном и посмотренном, хотя и есть, вроде бы, что сказать.

Единственное, чего действительно жаль — совместных книжных чтений, хотя и знаю, что сама виновата в их прекращении.
И вообще — разговоров и встреч в этом году было гораздо меньше, чем мечталось летом. Да и понятно — как со мной разговаривать, если я ни о чем по-настоящему не могу, кроме как о нём. Если всё время нервная, издёрганная и усталая. Но кто же знал, что так получится...

Извини, я сбиваюсь. Я сквозь решето
Пропускаю прошитые городом дни.
Настоящего было немного. Лишь то,
Что теперь одиноко и страшно хранить.

Диана Коденко

Песни и шорохи

главная