19:03 

jokes I may have misremembered (by Fahye); перевод

Иннирэ
Так попросишь не сниться - а выйдет: "Не умирай"... (с) Диана Коденко
Название: jokes I may have misremembered
Автор: Fahye
Фандом: Торчвуд
Персонажи: капитан Джек Харкнесс
Рейтинг: R (тематика)
Ссылка на оригинал: fahye-fic.livejournal.com/35220.html

jokes I may have misremembered
(смешные истории - если только я правильно их помню)

1. methods other than song by which one can be killed softly
(что, кроме пения, может послужить оружием нежного убийства)

Контур исчезающей ТАРДИС всё еще различим в воздухе, когда Джек начинает мысленно перебирать возможные реакции, примеряя и отметая их одну за другой. Размышляет, помогут ли делу слёзы, и решает, что нет. Раздумывает, будет ли услышана его молитва, и приходит к выводу, что, скорее всего, не успел заработать достаточно баллов в карму, так что не стоит и пробовать, особенно если принять во внимание род его прежних занятий, да так или иначе, он, вообще-то, атеист, и теперь вот разговаривает сам с собой, потому что не может различить других звуков, кроме только свиста воздуха, проходящего сквозь фильтры, и собственного неровного дыхания, и ему ужасно, ужасно одиноко.

Поразмыслив еще чуть-чуть, Джек решает начать с ярости.

Швырять вещи в стены и ругаться на всех известных ему языках плюс еще на нескольких помогает: это отвлекает и создает шумовой фон, достаточный, чтобы он смог еще хотя бы немного сдержать подступающее одиночество. И все же в конце концов он попадает ногой в консоль, и ему не обязательно слышать слабый хруст, чтобы понять, что сломал палец. Прыгая на одной ноге и не прекращая ругаться, он добирается до кресла, но к тому моменту, когда ботинок снят, кость возвращается на место, а фиолетовый синяк тает прямо у него на глазах.

В этот момент капитан Джек Харкнесс вспоминает собственную смерть.

2. a good salesman can sell
(хороший продавец способен продать)

— Ах, капитан Харкнесс, — разливается соловьем Туу'ла женского пола, чьи жабры приобретают оттенок розового, что может быть признаком как флирта, так и гнева. Джек крепче сжимает ключ её корабля и отчаянно надеется, что это всё-таки второе. — Как чудесно, что вы согласились. Вам точно не нужна помощь? Этот временной двигатель привести в порядок не так-то просто.
— Уверен, что справлюсь, мэм. — Он щелкает каблуками и кланяется, не выходя из роли солдата. — Мне и раньше доводилось чинить такие корабли. Здесь нужно только немного повозиться с проводами, а потом совершить парочку коротких путешествий, чтобы отрегулировать таймер.
— Тогда я подожду вас здесь. — Она расплывается в улыбке, и Джек старается улыбнуться в ответ.

Шагая к доку, он борется с чувством вины, которое не испытывал раньше, и пытается вызвать в себе самодовольную радость от очередной победы, какую привык ощущать после успешных операций.
— Как еще мне было выбираться из этой галактики? — бормочет Джек и притворяется, что не знает, перед кем оправдывается.

3. some reasons I’ve been fired
(почему меня уволили)

— Я где-то встречал тебя?
Джек чувствует, как замирает. И, секунду спустя, приказывает себе сделать глоток и опустить стакан.
— Не знаю. Действительно встречал?
— Я был бы не прочь, — говорит мужчина, больше не пытаясь скрыть заинтересованность.
— Отвали, — от разочарования голос Джека делается резким. Он задается вопросом, в каком из баров какой планеты какого именно десятилетия он смог бы найти свидетелей двух пропавших из его памяти лет; задается, остро осознавая пробелы собственного сознания, вопросом, есть ли такие свидетели вообще.

4. extreme ways to break your arm
(необычные способы сломать себе руку)

Позже он свалит всё на алкоголь, которого не пил, истерию, которой никогда не поддавался, и ту возникшую не без оснований, хотя и несколько предосудительную слабость, которую питал к саенс-фикшну конца двадцатого века. Все эти длинные пальто, горы оружия и возвращения из мертвых, — в конце концов, каждый ищет в фильмах что-то близкое себе, верно? И вот он летит, он за гранью любого понимания, он — как Алиса, падающая в чертову кроличью нору.

И, когда от сопротивления воздуха до боли сжимает грудь, он, словно сумасшедший, гадает, не обернется ли бетон внизу батутом, что подбросит его обратно вверх.

Бетон остается бетоном.

5. things my boss said to me without elaborating
(что сказал мне начальник, никак не конкретизируя)

— Добро пожаловать в Вилленгард, сэр, — произносит робот. — Не желаете ли приобрести маску в качестве сувенира? Или пакет банановых чипсов? Доносим до вашего сведения, что в соответствии со связанными с карантином предписаниями, действующими на некоторых планетах, ввоз иноземной еды может быть запрещен. Не желаете ли набор открыток? Или...
— Нет, — говорит Джек громко, — ничего не нужно, спасибо.
Робот укатывается восвояси, а Джек садится, закатывает рукава и ненадолго закрывает глаза, подставляя лицо солнцу.
— Что ты творишь, Харкнесс? — спрашивает он у воздуха.

Банановые пальмы не отвечают; богатые калием и безмолвные, они просто стоят, отбрасывая на траву фигурные тени.

6. things to do in hell
(чем заняться в аду)

В прошлом — что бы это, учитывая контекст, ни значило, — Джек старался не попадать в те десятилетия двадцатого века, когда пенициллин еще не был изобретен, но в один прекрасный день он оказывается в Лондоне 1910-го: добивается права присутствовать на коронации Георга V и мрачно гадает, каково это — заразиться туберкулезом и не умереть от него в термальной стадии. Всё-таки ему не настолько скучно.
Пока что.

Капитен Джек Харкнесс, номинально — американский посол, ведет учтивую беседу с герцогиней такой-то и слушает вполуха обрывки разговоров вокруг; но как только рядом раздаются слова «инопланетные существа», он сразу же сосредотачивается на двух мужчинах, сидящих впереди.
— Её Величество, упокой Господь её душу, — шепчет один из них, — называла его Доктором, составляя изначальный устав. И всё же, если Торчвуду удастся продвинуться в...
Остаток фразы тонет в пении труб, и Джек, оглушенный волной отчаянной надежды, наконец выдыхает.

7. people who know my sins
(те, что знают мои грехи)

Перед тем, как связаться с Торчвудом, он совершает еще одну, последнюю, поездку; вернее было бы сказать — сотни крошечных поездок. Безо всякого плана он перемещается с планеты на планету, из одного века в другой, и везде, где только может, оставляет одно и то же послание — на записках, вложенных в книги, и в настенных надписях. Три строки.

Доктор. Роуз.
Кардифф, 2006.
- Дж.Х.

Он перемещается без остановки, продолжая и тогда, когда резкая смена часовых поясов измучила бы до смерти кого угодного другого, — до тех пор, пока не чувствует, что почти лишился разума от временной болезни; тогда он нацеливается туда, где нашел последнюю подсказку, и изо всех сил жмет на газ.

8. rides from the amusement park of my collective memory
(поездки в парке развлечений моей коллективной памяти)

— ...просьба отключить все мобильные телефоны и подобные устройства, так как они могут оказать негативное воздействие на летные приборы. Ожидаемое время прибытия в Кардифф — полдень. Надеемся, что ваш полет будет приятным, и благодарим за то, что воспользовались услугами нашей авиакомпании.
Женщина слева от него, которая не прекращала кидать взгляды в его сторону с того момента, как он занял место, наклоняется — без сомнения, принимая позу, наиболее удачную для того, чтобы продемонстривать свое декольте:
— Я, знаете ли, никогда во всё это не верила, — жеманно тянет она и помахивает невыключенным телефоном. — Что мобильники будто бы влияют на приборы.
Джек подавляет болезненный укол воспоминания и награждает женщину лучшей улыбкой из своего арсенала:
— Что ж, будем надеяться, что самолет разобьется и я погибну.
— Что? — хмурится она.
— Шучу, шучу, — лжет он и отводит взгляд.

9. places I’ve walked into with a confident swagger despite public warning
(куда я прошел уверенно-нагловатой походочкой, не обращая внимания на предупреждения)

— Что вы здесь делаете? Как сюда попали? — Рука мужчины подрагивает у ружья, отчего его рубашка неряшливо топорщится.
— Я собираюсь возглавить эту команду. Торчвуд. — Джек оглядывает здание: пока не слишком впечатляюще, но потенциал определенно есть. — Вы посредники из Лондона, так? Исследуете рифт? Вам понадобится главный. Это я.
— Как вы сюда попали? — повторяет уставившийся на него мужчина.
Джек вздыхает. Кажется, на это понадобится время.

10. probable locations of trans-dimensional portals
(где вероятнее всего найти порталы в другие измерения)

— Мы, по правде, не можем определить, чем это вызвано, но, я уверена, вам и вашей команде это пригодится. Это из тех безделушек, что можно приспособить к делу на рабочем месте, — говорит женщина, улыбаясь Джеку так, будто пытается заставить его купить эту чертову штуку.
Джек стоит на камне, с виду ничем не отличающемся ото всех других на мостовой, засунув руки глубоко в карманы, и позволяет себе помечтать о том, чтобы фильтр восприятия мог влиять и на погоду. Ему нравится Кардифф, действительно нравится. Но этот чертов дождь.
Он заталкивает подальше воспоминание о солнечном дне и синей будке — о виде на этот же город из той же самой точки — и выдвигает на первый план мысли о проблемах компании. Мы, по правде, не можем определить, чем это вызвано.
— Даа, — говорит он. — Очень странно.

11. alternatives, should you not like pina colada and getting caught in the rain
(чем заняться, если не любишь пина-колада и не хочешь попасть под дождь)

— Джек? — зовет Тошико, надевая пальто. — Уже больше шести, ты что, не... Ты же не собираешься остаться здесь на ночь, правда?
— Думал закончить с этими бумагами, — говорит Джек, — в первые дни всегда полно дел, так что осталось порядочно организационной работы. А ты иди, Тошико.
— Можешь звать меня Тош, я же говорила, — она улыбается ему, затем смотрит с сомнением, но всё же идет к двери. — Значит, до завтрашнего утра?
— Конечно, — на автомате отвечает Джек, не отрываясь от списка мест в Британии, где в последние несколько лет была замечена синяя будка. — До завтра.

12. cinematic expressions of inner self-loathing if there are no mirrors to smash
(как показать на экране приступ ненависти к себе у героя, если поблизости нет зеркал, которые он мог бы разбить)

Крыша здания устойчива под его ногами. Было бы неплохо, думается ему, если бы существование рифта между измерениями хотя бы время от времени приносило что-то, кроме постоянно появляющихся инопланетных обломков; было бы неплохо, если бы сравнение с разломом земной коры чуть больше отражало суть.

Джек смотрит, как формируются и тяжело клубятся над водой тучи. Ветер вздымает полы его пальто, превращая его в неразличимый на расстоянии флаг, что машет, посылая сигнал крошечным звездам, свет которых не может перекрыть начинающийся дождь. Уныло и склизко ощущение подступающей ночной грозы забирается в его рукава и оседает на щеках.

Он закрывает глаза, призывает свою карму и молится о вспышке молнии.

@темы: перевод, fandom: Torchwood, fandom: Doctor Who, character: Jack Harkness

URL
   

Песни и шорохи

главная